Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Постарайся не трогать тело! — окликнул Анджелу Гиббс. — Просто сделай фотографии и открой мешок.

Росси сделала «Полароидом» моментальный снимок, запечатлев положение трупа, затем надела резиновые хирургические перчатки и пощупала запястье. Она прекрасно понимала, что пульса нет и быть не может, однако проверить было необходимо. Кожа оставалась мягкой, но мышцы под ней уже затвердели. Трупное окоченение.

Анджела мало что могла разглядеть, хотя тело, похоже, не было повреждено. Оно было упаковано в два темно-коричневых пластиковых мешка для мусора. Для надежности мешки были стянуты серебристой изолентой, однако работа эта, судя по всему, была выполнена в спешке. Мешки разошлись, и одна рука высунулась наружу. Анджела Росси отогнула пластик и увидела плечо и голову светловолосой женщины — белой, на вид лет тридцати с небольшим. На женщине была забрызганная кровью бледно-голубая футболка фирмы «Банана репаблик». Левый глаз жертвы был открыт, но правый закрыт, а между мелкими ровными зубами торчал кончик языка. Волосы на затылке и на правом виске спутались и потемнели от крови. Кровь в основном подсохла, но еще сохранила влажный блеск. На черепе была здоровая вмятина, и сквозь волосы виднелись мозговое вещество и белые осколки кости. У женщины было хорошо очерченное лицо и прямой нос. При жизни она, должно быть, была красивой. У Анджелы Росси сразу же возникло ощущение, что лицо это ей знакомо.

— Только не вздумай ставить там палатку! — крикнул сверху Томсик. — Что ты копаешься?

Росси терпеть не могла, когда с ней так разговаривают, однако сейчас она стиснула зубы и промолчала. После «Большого провала» она старалась проявлять больше выдержки и реже огрызаться. Все, что угодно, лишь бы продвигаться вверх по карьерной лестнице.

— Женщина, белая, — не оборачиваясь, откликнулась Росси. — Возраст тридцать с небольшим. Рана на затылке, нанесенная тупым тяжелым предметом.

Она сдвинула пластик побольше, открыв голову и плечи убитой. Не обнаружив никаких других повреждений, она уже собралась было полностью снять мешки, но затем подумала, что труп может сместиться, покатиться вниз по склону и, возможно, увлечь за собой и ее. Сделав еще несколько снимков, Росси сказала:

— Кровь вокруг раны еще липкая и местами влажная. Труп пролежал здесь совсем недолго.

— Кровоподтеки? — крикнул Бишоп.

— Незначительные, но, возможно, ушибы.

Наверху Линкольн Гиббс уже начинал терять терпение. Ему не нравилось, что Росси торчит на таком крутом склоне, и он хотел поскорее вызвать криминалистов.

— Что насчет орудия преступления? — спросил он.

Убийцы практически всегда избавляются от орудия преступления одновременно с телом.

Росси склонилась над трупом и ощупала мешки. Дважды она скрывалась из виду, и оба раза Гиббс, испугавшись, что она сорвалась вниз, чувствовал во рту кисловатый привкус. Опять придется глотать тагамент. Гиббс уже собирался было спросить Росси, чего она возится, но тут наконец послышался ее голос:

— Ничего не нашла, но оно может лежать под трупом или в мешке.

— Оставь это криминалистам. Щелкни еще несколько кадров и поднимайся обратно, — кивнул Гиббс.

Полностью отсняв кассету, Росси поползла вверх по склону. Когда она добралась до смотровой площадки, детективы, столпившись вокруг нее, принялись разглядывать фотографии. Всем мужчинам пришлось надеть очки для чтения — всем, кроме Гиббса, который постоянно носил бифокальные линзы.

— Эй, — воскликнул один из патрульных, — она определенно кого-то напоминает.

— Мне тоже так показалось, — подтвердила Росси.

Однако Гиббсу лицо жертвы было незнакомо.

Быстрый переход
Мы в Instagram