Loading...
Изменить размер шрифта - +
Однако напиться сейчас, да еще с последствиями, Слепцов не мог себе позволить. Наверстает дома, в одиночестве.

Образ новой хозяйки медиа-холдинга не отпускал, засел в сознании, и Павел Михайлович не мог понять, что с ним происходит. Это состояние было похоже на мальчишескую влюбленность. Но он уже не мальчик и давно не доверяет первым впечатлениям, и непонятное чувство вовсе не пугало опытного Дон Жуана, а наоборот. В его жизни что-то произошло. Он устал от застоя, тоски и однообразия. Понимая это, радовался тому, что все еще не разучился чувствовать.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, Слепцов резко обернулся. За его спиной стояла Мария с бокалом шампанского и улыбалась. Писатель опять растерялся.

– Хочу сказать, что вы гениальный фальсификатор, Павел Михайлович, – подойдя к нему, произнесла Мезенцева. – Ваши книги – откровенная насмешка над наивными читателями.

– Это не так, – тихо ответил он. – Я сказочник, который верит в собственные сказки.

– Каждая ваша книга – разоблачение предыдущей. Вы убеждаете людей в одном, и вам верят, а в следующем романе переворачиваете все с ног на голову и делаете это не менее убедительно, и все опять верят. Верят до тех пор, пока в свет не выходит третья книга, где все рассказанное вами ранее кажется полным бредом. И где гарантия, что в этот раз вы открыли нам всю правду?

– Вы хотите получить ответ?

– Никоим образом. Я такой же читатель, как и все. Продолжайте водить меня за нос и дальше. Не возражаю. Но мы давно не видели ваших новых книг. Наверняка вы что-то написали. Возможно, очередной шедевр, и прячете его, выжидая удобного момента. Как ваша поклонница, а теперь еще и издатель, готова принять любые ваши условия, пусть даже невыгодные для себя. Я не хочу торопить вас с ответом. Ничего не говорите. Просто я буду рада вновь встретиться с вами в своем новом офисе, а лучше на моей даче, в любое удобное для вас время, я пришлю за вами машину.

– Вы очень добры и внимательны, Мария.

– Просто Маша. Я испытываю слабость к талантливым людям. Но к общему огорчению, их не много. И надо беречь тех, кто остался.

– Вы удивительная женщина, Маша. Благодарен случаю или судьбе за встречу с вами. Мало того что вы безумно красивы, но вы еще и богаты, добры и умны. Такое сочетание можно встретить только в моих романах-сказках.

– Значит, я еще и стерва? Ведь все ваши героини стервы.

– С этой стороны я вас еще не знаю. Многим женщинам ничего не остается, как быть стервами. Но я не считаю это недостатком. Скорее, оружием для самозащиты. Змея не убийца. Она защищается, кусая кого-то.

– Всегда буду рада вас видеть, – сказала Мезенцева и неторопливо отошла к другим гостям.

Павел Михайлович почувствовал стук собственного сердца, похожий на удары молота по ребрам. Он остановил официанта, взял с подноса две рюмки коньяка и тут же выпил.

К нему подошла молоденькая хорошенькая девушка, без украшений и в довольно скромном платье.

– Привет. А я знаю вас. Вы Слепцов.

– А где ваш поднос?

Она не обиделась.

– Хотите выпить?

– Коньяку, пожалуйста.

Девушка отошла и вскоре вернулась. В левой руке – шампанское, в правой – коньяк.

– Вы знакомы с Мезенцевой? – спросила она.

– К кому попало на вечеринки не хожу.

– А я пролезла сюда с черного хода, но к королеве бала не подступишься. Это она выбирает к кому подходить, а кого игнорировать. Мне еще повезло, что за дверь не вышвырнули.

Слепцов посмотрел на девушку внимательно. Натуральная блондинка с длинными густыми волосами, голубыми глазами, вздернутым носиком – очаровашка. От нее веяло молодостью и нежностью.

Быстрый переход