Изменить размер шрифта - +
Она все хмурилась, но Лисил не успел спросить, что же он натворил на этот раз, потому что она вдруг подалась к нему и крепко поцеловала в губы.

Лисил остолбенел. Затем схватил ее за плечи, резко отстранил, почти оттолкнул – чтобы видеть ее глаза.

Магьер вначале явно оторопела, но потом взгляд ее больших темно‑карих глаз смягчился, и она, сняв с головы Лисила шарф, провела рукой по его волосам:

– Если нам предстоит жить той самой четвертой жизнью, о которой ты говорил, хорошо бы для начала одержать верх над нашим прошлым.

Она говорила шепотом, и в глазах ее были и страх, и чуточка грусти, но к ним примешивалась и нежность.

– До сих пор не могу с этим свыкнуться, но… ты доверился мне до конца, открыл мне всего себя, а я… я этого не сделала. По‑моему, пришла пора исправить эту несправедливость.

Голова Лисила стала вдруг пустой и ошеломительно легкой, словно пух одуванчика. Чувствуя одно только безмерное облегчение, он уже сам прильнул поцелуем к губам Магьер, но вдруг спохватился:

– Мне бы вымыться…

– Позже, – сказала она. – Сейчас мы будем отдыхать.

Магьер бережно раздвинула ворот его кольчужной рубахи, осмотрела повязку на шее и помогла Лисилу избавиться от рубахи. Потом подвернула фитиль лампы так, что в комнате стало совсем темно, – и снова ее ладонь коснулась щеки Лисила.

– Не думаю, что у нас получится отдохнуть, – в темноте пробормотал он.

– Лисил… – с легким вздохом отозвалась Магьер. – Помолчи немного, а?

Ему вдруг захотелось расхохотаться во все горло и забыть обо всем на свете. Кроме нее. И, как всегда в лучшие минуты его жизни, в нем проснулось желание шутить.

– Магьер…

– Заткнись.

– Только одно…

– Что? – сердито спросила она.

– М‑м… Чур, не кусаться!

Магьер с силой хлопнула его по плечам – и он повалился на кровать. Магьер рухнула на него, прижалась к нему всем телом.

– Не смешно!

В ее голосе прозвучала до боли знакомая злость. И, как всегда, эта злость была ей очень к лицу.

 

ЭПИЛОГ

 

Малец стоял у задней стены трактира, глядя через поле на окутанную сумерками опушку леса. Осенью в северной Белашкии уже не на шутку холодало, но высокие ели и кедры по‑прежнему красовались в зеленом наряде. Малец то и дело возвращался под окно комнаты, и наконец голоса его спутников стихли.

Прозрачно‑голубые глаза пса неотрывно смотрели на опушку леса. Малец напрягся, но не зарычал, не вздыбил на загривке серебристо‑серую шерсть, которую ласково ерошил ночной ветерок.

Он ощущал за деревьями странную пустоту. Там затаилось нечто, хотя пес не мог ни увидеть, ни учуять его. Тем не менее оно там было. Пустота во тьме.

Пес на миг обернулся, глянул на окно комнаты, в которой спали сейчас Лисил и Магьер. И улегся на земле под самой стеной трактира, не сводя больше взгляда с опушки леса.

Вельстил стоял в темноте за деревьями, рассеянно поглаживая на пальце под перчаткой бронзовое кольцо. За полем, вспаханным под пар, тянулся к небу дымок из трубы трактира на окраине деревни.

Изощренные планы Вельстила воплотились совсем не так, как он задумывал, но похоже на то, что Магьер и Лисил очень скоро ступят на тот путь, который он для них так скрупулезно наметил. Дампир и ее напарник‑полукровка решили пока не возвращаться домой. Быть может, Магьер все же окажет Вельстилу услугу – независимо от ее желания.

Да, он преждевременно открылся ей, но и это, быть может, обернется ему на пользу. Возможно, Магьер и впрямь отыщет то самое место, где таятся древнейшие. Тогда остается лишь следовать за ней, и она до конца сыграет свою роль, пускай даже и из собственных, не подсказанных Вельстилом соображений.

Быстрый переход
Мы в Instagram