Loading...
Изменить размер шрифта - +
В своем стремлении уйти от наблюдения в лагере она поступила одновременно разумно и неразумно: неразумно, потому что теперь снизу ее не видят и вообще потеряли с ней связь; разумно, потому что глубокая ниша дает неплохую защиту от бури.

И вот, забившись в глубокую расселину, она не видит взволнованного моря, не видит ничего, кроме серого неба, озаряемого ослепительными вспышками молний. Судя по прошлому опыту таких бурь, ей предстоит провести в укрытии не меньше часа.

— Марва! — Она в последний раз отправляет призыв и ждет с угасающей надеждой.

Марва, вопреки сигналу прибора «все в порядке», не вступает в связь. Но диск продолжает утверждать, что она здесь, недалеко, и у нее все хорошо. Следовательно, диск лжет. А это, в соответствии со всем, чему учили Марфи, невозможно!

Перед тем как они пересекли миры и прибыли в этот Проект, их подготовили самым тщательным образом, познакомили со всеми защитными приборами и приспособлениями. А Марва, хоть и склонная к авантюрам и не терпящая контроля над собой, совсем не безрассудна. Да и не начала бы сестра новое приключение без Марфи; во всех важных делах они всегда действовали вместе.

К тому же нет никаких причин, для того чтобы на этой планете — и на мириадах других планет, открытых для них, — нет никаких причин вмешиваться в их действия и выводить из строя приборы личной безопасности. Как ни негодует из-за их приезда Кутур, в его собственных интересах проследить, чтобы с ними обращались, как положено с людьми Сотни. Они ведь дочери Эрка Рогана, прибыли с его официального разрешения и по тщательно рассчитанному пересечению миров, прибыли в поисках знаний.

Если только… Голова Марфи дернулась от внезапной мысли. Если только ограничители… Она слизала капли дождя с губ. Марва часто обвиняла ее в излишней подозрительности. Они близнецы, у них многое совпадает, но есть и фундаментальные отличия в эмоциях, духе, интеллекте; они индивидуумы, а не две половинки расколотого целого. Ограничители — это партия, основным требованием которой является строжайшее ограничение путешествий с пересечением времени. А контроль должен осуществлять комитет, созданный по предложению То'Кекропса. А это все равно что сам То'Кекропс и верные ему люди. И если случится инцидент, который станет известен общественности, инцидент, доказывающий опасность исследований на пересечении времен, необходимость строгого контроля; инцидент с членом Сотни или с членами семьи кого-то из Сотни… Марфи затаила дыхание, застыла. Но То'Кекропс не посмеет! И как он может вмешаться?

Нет возможности попасть на эту планету последовательности, как только через лагерь. И нет средств связи, кроме правительственных шаттлов. К тому же персонал Проекта не любит ограничителей. При новом режиме их эксперимент будет закрыт в числе первых.

Марва…

Буря яростно бушевала вокруг и над маленьким убежищем Марфи. В библиотеке Штаб-квартиры пересечений времени она видела ленты с записями таких бурь. Прошло четыре столетия — нет, пять, — с тех пор, как ее народ раскрыл ворота времени Врума и двинулся — не назад и не вперед, а поперек ткани лет, чтобы посетить другие миры последовательности, чья история ответвляется от истории Врума и уходит от него все дальше и дальше. Потому что от решений, принимаемых людьми, иногда от смерти одного человека, миры разделяются, отделяются, делятся и делятся снова, получается поразительная паутина дорог во времени, и среди них есть такие, что те, кто по ним идет, перестают быть людьми в том смысле, какой Марфи и ее народ вкладывают в понятие «человек».

А это один из самых странных альтернативных миров, такой, в котором даже не возникали первые клетки жизни: здесь лишь вода, камень, почва, ветер, дождь, солнце. Но ничего живого или растущего. И вот создан Проект, который должен засевать жизнь при контролируемых условиях.

Быстрый переход