Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — Нет!

Он едва успел. Яркая вспышка, такая может исходить только от огненного оружия, закрыла сетью выход, но не задела их.

Потом лучи устремились вверх. В воздух полетело оружие, по-прежнему изрыгающее пламя. Оружие приземлилось, его подняли, теперь направили в противоположном направлении; оно словно жило своей жизнью, искало тех, кто начал его применять. Раздались крики ужаса, каких Блейку не приходилось слышать. Но внутренний сигнал-предупреждение стих: дорога свободна.

Ему приходилось видеть схватку галлюцинаций и эсперсил. Тогда Ло Сидж охотился на многих уровнях за преступником. Но сейчас было гораздо хуже. Коридор задрожал. Они словно шли от одного мира последовательности к другому, миры сменялись в яркой фантастической и ужасной цепи. Блейк покачнулся, споткнулся. Марфи продолжала держать его за руку. И он почувствовал, что кошмары, которые он видит, для нее не существуют. Но не посмел закрыть глаза. Ждал, пока покажется подлинный враг.

Он не понял, как они вошли в зал совещаний. Даже не сознавал, что они уже в нем, потому что стены все время меняли форму и размер, помещение заполнялось фигурами, которые он только смутно различал. У него было лишь одно желание — не видеть их.

Впоследствии Блейк никогда не мог связно рассказать об этой битве. Он воспринимал только край невероятных искажений природы, ее форм и сущности, какими он их знает. Его ослепила чуждость пространства, в котором происходила битва. Сомнительно, чтобы смертный мог следить за этой схваткой с открытыми глазами.

Когда он снова смог отчетливо видеть, под ногами был прочный пол, стены больше не качались, как столбы дыма. Блейк скорчился, в руках его не было оружия: что может дать металлическое, сделанное людьми оружие в битве галлюцинаций?

Кресло, в котором сидел То'Кекропс. На нем существо, машущее лапами и испускающее тонкий пронзительный вопль; на этот вопль отзываются другие существа, бесцельно ползающие по полу на четвереньках. Руки их слабо дергаются в воздухе.

А в центре зала, который ограничитель приказал сделать пустым, чтобы подчеркнуть свое могущество, стоят пятеро. Но вот они дрогнули, вцепились друг в друга, а лица у них как у очнувшихся от кошмара.

— Сделано. — Губы Рогана шевельнулись, но говорил он мертвенным голосом, совсем не так, как обычно.

Блейк смотрел на То'Кекропса. Он не понимал, что произошло с ним и с теми, кого он призвал на помощь в этой последней обороне. Если это последние враги, дело действительно сделано. Сделано! Но что они сделали с таким напряжением? Он не был частью этого копья, но его мысль помогла сковать его, он привел к его использованию. Что они сделали, чего при этом лишились?

— Что теперь делать? — Он удивленно произнес это вслух. Сознания.., мысли.., страшные существа.., оружие…

— Делать? — Ло Сидж повернул голову. В глазах старшего патрульного появилось сознание. Он словно выбрался из зыбучих песков, радуется спасению, но не уверен в его окончательности. — Делать? — повторил он. — Будем собирать кусочки.

— Кусочки? — подхватил Роган. Руки его легли на плечи дочерей; он привлек их к себе. — Подбирать кусочки. Да, много кусочков.

Блейк встал. На мгновение вспомнил, каким чуждым только что был этот зал. Но воспоминание тут же исчезло. Да, много кусочков, и некоторые еще могут доставить неприятности. Он осмотрелся в поисках своего оружия. День — или ночь: неизвестно, какой сейчас час на Вруме, — день предстоит долгий.

Быстрый переход