Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

На картине был изображен корабль – корабль, плывущий чуть ли не прямо на вас. Нос его был сделан в форме головы дракона с широко открытой пастью и позолочен. У него была только одна мачта и один большой квадратный парус яркого пурпурного цвета. Бока корабля, точнее, та их часть, которая была видна там, где кончались позолоченные крылья дракона, были зелеными. Корабль только что взбежал на гребень великолепной синей волны, край которой, пенясь и пузырясь, спускался к вам. Было ясно, что веселый ветерок быстро гонит корабль, слегка наклоняя его на левый борт. (Кстати говоря, если вы вообще собираетесь читать этот рассказ, то вам лучше прямо сейчас запомнить, что левая сторона корабля, когда вы смотрите вперед, это левый борт, а правая – правый борт.) Солнце падало на корабль слева, и вода с этой стороны была полна зеленых и пурпурных отблесков. У другого борта, в тени корабля, вода была темно-синей.

 

– Вопрос в том, – сказал Эдмунд, – не становится ли тебе еще паршивее, если ты смотришь на Нарнианский корабль, но не можешь попасть туда.

– Даже просто смотреть и то лучше, чем вообще ничего, – ответила Люси. – А это настоящий Нарнианский корабль.

– Все еще играете в свою старую игру? – сказал Юстас Кларенс, который подслушивал под дверью, а теперь, ухмыляясь, вошел в комнату. В прошлом году, когда он гостил у Пэвенси, ему удалось услышать их разговоры о Нарнии, и он обожал их этим дразнить. Он, конечно, думал что они все выдумали, а так как сам был слишком глуп для того, чтобы выдумать, то такие вещи не ободрял.

– Ты здесь не требуешься, – кратко ответил Эдмунд.

– Я пытаюсь сочинить шуточное стихотворение, – сказал Юстас. – Что-нибудь вроде:

Дети, игравшие в Нарнию, Свихивались все более и более –

– Ну, для начала, Нарния и «более» не рифмуются, – сказала Люси.

– Это ассонанс, – объяснил Юстас.

– Не спрашивай его, что такое асси – как его там, – предупредил Эдмунд. – Он же жаждет, чтобы его спросили. Ничего не говори, может, тогда он уберется отсюда.

Большинство мальчиков, столкнувшись с таким приемом, либо тут же удалились бы, либо пришли бы в ярость. Юстас не сделал ни того, ни другого. Он просто продолжал болтаться в комнате, ухмыляясь, и через минуту снова начал разговор.

– Нравится тебе эта картина? – спросил он.

– Ради Бога, не давай ему повода заводиться об искусстве и всем прочем, – поспешно сказал Эдмунд, но Люси, которая была очень правдивой девочкой, уже ответила:

– Да, она мне очень нравится.

– Это дрянная картина, – заявил Юстас.

– Если ты выйдешь отсюда, то не будешь ее видеть, – сказал Эдмунд.

– Почему она тебе нравится? – спросил Юстас у Люси.

– Ну, прежде всего, – сказала Люси, – она мне нравится потому, что корабль выглядит так, будто он по-настоящему плывет. А вода – словно она по-настоящему мокрая. А волны – словно они действительно поднимаются и опускаются.

Конечно, на это Юстас знал множество ответов, но он ничего не сказал. Причина заключалась в том, что в этот самый момент он взглянул на картину и увидел, что волны, похоже, действительно поднимаются и опускаются. Он плавал на корабле только раз, и то только до острова Уайт, и у него была жуткая морская болезнь. От вида волн на картине ему снова стало плохо. Он позеленел, но все же попытался поднять глаза. И тут дети, все трое, застыли с открытыми ртами.

Возможно вам трудно поверить в то, что они увидели, когда вы просто читаете об этом, но и самим детям, видевшим все происходящее своими глазами, было также трудно в это поверить.

Быстрый переход
Мы в Instagram