Loading...
Изменить размер шрифта - +
 Элиза не знала, как выглядит его обладатель, как его зовут, но она понимала одно: это Миньон. Когда-то он был человеком, а теперь — ходячий мертвец. Почти всю его кровь выпил могущественный вампир, тем самым лишив его человеческой сущности. Тот, кого он назвал Хозяином, сейчас возглавлял Отверженных. Этот дьявол и Отверженные, чьими руками он разжигает войну среди вампиров, погубили ее сына.
 Элиза овдовела пять лет назад, и Кэмден был единственным, что у нее оставалось. Лишившись сына, она обрела новую цель. Эта цель наполняла ее холодной решимостью, заставляя двигаться сквозь толпу за тем, кто сегодня заплатит за смерть Кэмдена.
 Голова шла кругом от порочных людских мыслей, продолжавших сыпаться на нее, но Элиза сумела сосредоточиться на сознании Миньона. Одетый в сильно поношенную, выцветшую камуфляжную куртку и черную вязаную шапочку, он шел впереди нее на расстоянии нескольких ярдов. Злоба кипела в нем и изливалась наружу ядовитой кислотой. Элиза почувствовала горечь во рту. Но, повинуясь долгу, она неотступно следовала за ним, выжидая удобного момента.
 Миньон вышел из здания вокзала и быстро зашагал по тротуару. Элиза не отставала, рука в кармане крепко сжимала рукоятку ножа. На улице людей было меньше и гул голосов стал тише, но голова продолжала болеть так, словно ее утыкали иголками. Элиза прибавила шагу, не спуская глаз с Миньона, который скрылся за дверью какого-то офиса. Она подошла к стеклянным дверям и увидела логотип «FedEx». Миньон стоял в очереди на получение корреспонденции.
 — Простите, мисс, — раздался у Элизы за спиной голос, настоящий голос в отличие от обрывочных мыслей, терзавших ее сознание, — вы заходите или нет?
 Мужчина открыл дверь и смотрел на нее выжидающе. Элиза не собиралась входить внутрь, но вопрос мужчины привлек к ней всеобщее внимание, Миньона в том числе, и откажись она — это выглядело бы нелепо и подозрительно. Элиза вошла в ярко освещенный зал и тут же с притворным интересом уставилась на витрину с образцами упаковки.
 Краем глаза она наблюдала за Миньоном. Он был крайне раздражен и мысленно поливал бранью стоявших перед ним людей. Наконец подошла его очередь. Пропустив мимо ушей приветствие служащего, он рявкнул:
 — Посылка для Рейнса!
 Глядя на экран компьютера, служащий постучал по клавишам, затем сказал:
 — Подождите минуту, — и скрылся в подсобном помещении. Через мгновение он вернулся и, качая головой, сообщил: — Простите, но вашей посылки еще нет.
 Элиза почувствовала бешеную ярость Миньона — ее голову словно сжало тисками.
 — Что значит нет? — выкрикнул Миньон.
 — Вчера ночью Нью-Йорк завалило снегом, поэтому сегодняшняя почта задерживается…
 — У вас гарантированные сроки доставки! — не слушая, прорычал Миньон.
 — Да, конечно, вы можете забрать деньги, но в таком случае вам нужно заполнить заявление…
 — Да пошел ты, идиот, со своим заявлением! Мне нужна посылка. Сейчас!
 «Мне Хозяин башку оторвет, если я не принесу ему эту чертову коробку, так что я вам всем тут кишки повыпускаю!»
 Элиза содрогнулась от беззвучной угрозы Миньона. Она знала, эти существа живут только ради того, чтобы выполнять волю Хозяина, но, сталкиваясь с ними, каждый раз поражалась их фанатичной преданности. Ничего святого для них не существовало. Жизнь человека или вампира ничего для них не значила. Миньоны представляли такую же опасность, как и Отверженные — вампиры, зараженные Кровожадностью, которая превращала их в преступников.
 Сжав кулаки, Миньон грудью навалился на стойку:
 — Слышишь ты, урод, мне нужна эта посылка.
Быстрый переход