Изменить размер шрифта - +
Злоба Миньона как удар отбросила ее назад. Скверна обжигающей кислотой полилась в ее сознание, причиняя боль. Превозмогая ее, Элиза нанесла Миньону второй удар, не обращая внимания на брызнувшую на руку кровь.
 Падая, Миньон беззвучно открывал рот и тянулся к ней, пытаясь схватить. Рана оказалась смертельной; крови было так много, что от ее вида и запаха Элиза почувствовала тошноту. Она увернулась от Миньона и отступила, позволяя телу упасть на пол. Женщина тяжело дышала, сердце бешено колотилось, голова раскалывалась от предсмертной ярости и злобы, исходившей от Миньона и проникавшей в ее мозг. Какое-то время он дергался и хрипел, потом затих.
 Воцарилась тишина.
 Трясущимися руками Элиза подняла валявшийся у ее ног мобильный телефон Миньона и положила его в карман. Убийство выматывало ее физически и морально, это было слишком тяжело. С каждым разом ей становилось все труднее и времени на восстановление требовалось все больше. Она понимала, что, возможно, придет день, когда ее силы окончательно иссякнут, но старалась не думать об этом. Элиза знала, что, пока жива и пока в сердце не остыла боль утраты, она будет продолжать вести борьбу.
 — Это тебе за Кэмдена, — прошептала Элиза, глядя на мертвого Миньона и нажимая на кнопку плеера: ей предстояла дорога домой.
 Музыка ударила в уши, защищая от потока отвратительных человеческих мыслей.
 Она достаточно наслушалась.
 И ее скорбная миссия на сегодня завершена. Элиза развернулась и поспешила прочь от места кровавой расправы.
 
 
 
 Глава вторая
 
 Зимний ветер принес едва уловимый запах крови — свежей, с медным привкусом. Он возбуждающе коснулся ноздрей воина, который бесшумно перепрыгнул с одной крыши погруженного в темноту здания на другую. Снег кружился и падал, укрывая белым пушистым одеялом простиравшийся внизу город.
 Тиган стоял на самом краю крыши и с высоты шестого этажа смотрел на переплетение оживленных улиц и переулков. Он был воином Ордена, небольшой группы вампиров Рода, ведущей борьбу со своими свирепыми собратьями — Отверженными. Целью ночного патрулирования Тигана являлось уничтожение врагов. Он хорошо знал свое дело, довел боевое искусство до совершенства за те семьсот лет, что прожил на свете. Но он был вампиром и не мог оставаться равнодушным к свежей человеческой крови.
 Тиган оскалился и сквозь зубы втянул холодный воздух. Десны заныли под давлением увеличивавшихся клыков, зрачки вытянулись в узкие щелки и зрение невероятно обострилось — его природа мгновенно откликнулась на зов крови. Тиган был готов к охоте. Даже он, с его железной самодисциплиной, не мог контролировать свои инстинкты. Они особенно сильно проявлялись у первого распространившегося по земле поколения вампиров — П1, к которому принадлежал Тиган.
 Пройдя по краю крыши, он спрыгнул на крышу здания пониже. Тиган пристально наблюдал за двигавшимися по улице людьми, словно хищник, выслеживающий самого слабого в стаде. Но он вел охоту не ради удовлетворения собственных физиологических потребностей. Воин знал, что, если в радиусе мили есть хоть один Отверженный, тот почувствует запах крови человека и скоро будет здесь.
 Принюхавшись, Тиган понял, что это кровь не сочащаяся из раны, а пролитая несколько минут назад и уже успевшая свернуться. Его взгляд остановился на маленьком человечке в длинной парке с надвинутым капюшоном: незнакомец поспешно двигался по главной улице города, пролегавшей у железнодорожного вокзала. По походке и опущенной голове нетрудно было догадаться, что человек нервничает и желает оставаться незамеченным. Словно в подтверждение догадки Тигана, незнакомец с оживленной стороны улицы перешел на противоположную, полупустую.
Быстрый переход
Мы в Instagram