Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Это было ее любимое место в офисе, куда она сбегала из отдела новостей каждую свободную минуту, в особенности когда чуяла свежие сплетни.

– Ворк-шедоуинг. – Шенис буквально выплюнула эти слова. – Очередная сногсшибательная идейка Драконши. Это отвратительно. Ну чему я научусь у… – она прищурилась, читая имя, указанное в ее служебной записке, – Алана Дрейка из отдела логистики?

– Я бы скорей подумала о том, чему ты сможешь его научить, – захихикала Ри. – Сэм из бухгалтерии считает, что он красавчик.

– Да неужели? – Шенис слегка просветлела, обдумывая услышанное.

– Я вам скажу, что это такое, – мрачно заметил Тед. – Это обмен стульями на «Титанике». Чтоб мы считали, будто все идет хорошо, когда все плохо.

Анна вздохнула. Уже месяц слухи кружили, как листья на ветру, после публикации в «Дейли пост» – главном конкуренте «Мессенджера», – рассказывавшей о том, что ненадежные расчеты и сомнительные решения совета директоров привели к опасному дефициту бюджета газеты. И хотя Джульетта Эванс, несравненный редактор «Дейли мессенджер», настаивала на том, что дела обстоят благополучно, ей мало кого удавалось в этом убедить. Впрочем, Анна больше верила своей нанимательнице, чем известному своей ненадежностью сарафанному радио «Мессенджера». Она работала здесь уже довольно давно и не раз видела, как бесчисленные призрачные угрозы на деле оказывались пшиком.

– Все не настолько плохо, Тед. Мисс Эванс рассказала об этом на собрании персонала на прошлой неделе. Если кто и может провести «Мессенджер» через трудные времена, так это она, – сказала Анна.

– Попомни мои слова, девочка, чем чаще она твердит нам, что все под контролем, тем хуже наши дела.

– А тебе кого назначили, Анна? – спросила Ри, прерывая мрачные пророчества Теда.

Анна открыла свой конверт – и сердце ее подпрыгнуло. Даже голос ее стал тоньше, когда она прочитала вслух указанное в записке имя:

– Бен Мак-Ара.

И воздух вокруг нее как будто вскипел.

Бен Мак-Ара имел репутацию гения с Флит-стрит: молодой амбициозный репортер, быстро выдвинувшийся из рядов кандидатов – выпускников школы журналистики, чтобы стать одним из главных голосов британской печатной прессы. «Мессенджер» переманил этот талант с места младшего помощника в «Таймс» и повысил до ведущего корреспондента, тем самым сделав звездой. Все это впечатляло, но больше всего Анне нравилось то, что свой успех Бен носил непринужденно, как воскресный пиджак, и новая должность совершенно не изменила его личности. Именно это Анна заметила в нем, когда он впервые пришел на работу в «Мессенджер» три года назад. С тех пор ее уважение к дружелюбному, открытому репортеру постепенно переросло в нечто большее.

Ри и Шенис уставились на нее.

– Ты только что отхватила первого красавчика в офисе! Ну ты даешь, Анна!

Покраснев, Анна уставилась на внесенное от руки имя в своем письме. Она хорошо его знала, хотя признаться в этом коллегам было бы чистым безумием. Бен Мак-Ара, темноволосый, улыбчивый, лучший репортер «Дейли мессенджер», общение с которым не заходило дальше мимолетных взглядов, но которым Анна втайне восхищалась с того самого дня, как он пришел в эту газету.

– Не понимаю, зачем меня поставили в пару с кем-то из отдела новостей, – пробормотала она, надеясь отвлечь внимание от своих пылающих щек.

Шенис уставилась на Анну так, словно та только что позеленела:

– Он не просто «кто-то из отдела новостей» – он главный репортер. И первый красавчик Флит-стрит, тот самый, за которым все дамы нашего города готовы бежать по горячим углям!

– Он раздражает, но из постели такого не выгонишь, – согласилась Ри с бестактностью, присущей всем журналистам таблоидов.

Быстрый переход
Мы в Instagram