Изменить размер шрифта - +

– Как ты нашел это место? – спросила она, аккуратно выбирая дорогу между выступающими над землей корнями и холмиками колючей травы.

– Одна из исследовательниц в Испании упомянула о нем. По выходным она выгуливает здесь свою собаку. Сам бы я никогда его не нашел. Но у него, я думаю, есть немалый потенциал для съемок дикой природы.

– Тут замечательно. Мой офис явно проигрывает твоему.

Он рассмеялся:

– Я бы даже сказал, вчистую проигрывает. Не представляю, как ты расслабляешься в своей бочке с селедкой.

– Не все так плохо. К тому же для меня важны люди. А быть на природе, но в одиночестве я бы не смогла.

– Может, и так. Но теперь взгляни вот на это…

Они вдруг вышли на берег поразительно прозрачного озера, серебристые воды которого мягко плескались на красном песке пляжей, а над ними носились и парили стрекозы. В окружении темного соснового леса, подсвеченное утренним солнцем, озеро казалось сказочным.

– Ух ты!

Улыбка Джонаса стала шире, пока Анна впитывала в себя вид.

– Красиво, да?

– Я в него влюбилась.

Она сняла с пояса теплую куртку и расстелила на поросшем мхом толстом древесном корне, чтобы присесть. Воздух над водой был прохладнее солнечных лучей, бивших ей в лицо, и этот контраст напомнил ей о детстве, о том, как она сидела на веслах в лодке, плывущей в сторону острова Лу, с Рори и дядей Джейбзом. Не хватало только запаха соли и кружащихся чаек.

Джонас установил штатив и видеокамеру, сделал несколько фотографий цифровым фотоаппаратом, который носил на шее. Анна наблюдала, как озерные насекомые скользят по легкой ряби на воде там, где она набегает на берег. Сложно было придумать вид, менее похожий на тот, который окружал ее последние две недели, и Анна вдруг поняла, что размышляет, понравилось бы Бену спокойствие этого место так же, как ей, или нет. Она улыбнулась себе: бездеятельность наверняка ему досаждала бы.

– Пенни за твои мысли. – Анна подняла взгляд и увидела, что Джонас уже стоит рядом с ней. – В них ты явно была за много миль отсюда.

Он плюхнулся на большой плоский камень неподалеку и начал отлистывать назад снятые фотографии, чтобы Анна могла просмотреть их на маленьком экране цифровой камеры.

– Я просто задумалась о своем ворк-шедоуинге.

– О чем?

– Это такая схема, согласно которой тебя на две недели отправляют в соседний отдел, чтобы дать возможность посмотреть, как работает другой сотрудник.

– Вроде «Меняю жену», только на работе?

Анна захихикала:

– Ты смотришь слишком много дешевых телешоу в промежутках между заданиями. Нет, совсем не так. Скорее это похоже на повышение квалификации. А меня направили в отдел новостей, к главному репортеру.

Впечатленный, Джонас даже выпрямился:

– Ого, вот это серьезная перемена, ага? И как ты справилась?

Сидя у мягко плещущего тихого озера, Анна рассказала Джонасу о невероятных двух неделях сотрудничества с Беном, которые закончились ее внезапным повышением до ранга журналиста в его последнем эксклюзивном интервью.

– Ого! И как он это воспринял?

– Думаю, в итоге он был доволен.

Когда она вчера уходила, Бен выглядел так же, как обычно, но остались ли у него тяжелые чувства, она могла выяснить только со временем.

– Так или иначе, это не важно. В понедельник все вернется на круги своя.

– И ты этому рада? Никакой драмы, никаких интересных встреч по всему городу?

Анна задумалась над вопросом. Раньше она обязательно ответила бы «да», желая вернуться в безопасное и знакомое окружение. Но теперь она уже не была в этом уверена.

Быстрый переход