Изменить размер шрифта - +
Так говорил Амэн Курис.

Он вообще очень много говорил, это был очень способный оратор. Он умел командовать - и при помощи силы, и при помощи убеждения. И он любил командовать - это чувствовалось. Я знал, что племя выживет в ползучем лесу - с таким лидером оно не могло погибнуть, погубить его могла только катастрофа. И теперь, после четырех дней похода, я знал, что и я, наверное, сумею здесь выжить. И я решил, наконец, бежать. Но не так, как это сделали те трое в первый же день похода - бежать не явно, потому что явное бегство было бы равносильно гибели. Их изловили - все три колонны рассыпались цепью, благо местность еще была относительно проходимой, и через два часа поисков беглецы были обнаружены. Их забили насмерть, и Амэн Курис объявил, что в дальнейшем такая участь ждет не только беглецов, но и их соседей по колонне. Несмотря на это, на следующий день случились еще два побега, но беглецов быстро настигали, потому что бежать они могли теперь лишь назад, по тому пути, который был пройден колонной. Даже шаг в сторону зачастую был уже невозможен. Когда наутро третьего дня мы недосчитались еще двоих, Амэн Курис сказал, что теперь их можно было бы и не искать, потому что позади нас уже не осталось проходов, которые можно преодолеть в одиночку. Но приказал начать поиски - чтобы доказать это. Их обнаружили совсем рядом, в полукилометре, вконец запутавшихся в ползучем лесе и прикончили на месте.

Больше побегов не было.

Но были переправы через ручьи. И я знал - по воде можно достичь океана. И под конец четвертого дня я рискнул.

Ручей был довольно бурным, сказывалась близость предгорий, но через каждый десяток метров, если не чаще, ползучий лес перекидывал через него мосты из сплетенных псевдоветвей, по которым мы и переправлялись. Я оступился на середине и полетел вниз. Если бы даже все это произошло ненамеренно, если бы я упал случайно и хотел бы вернуться в свою колонну, мне этого бы уже не удалось. Течение подхватило меня, и, когда я вынырнул, переправа, по которой проходила колонна, уже скрылась за поворотом. Я не знал, что за твари могут жить в воде - этого, наверное, не знал и сам Амэн Курис - и постарался скорее выбраться на берег. Но меня пронесло еще километра два, прежде чем удалось зацепиться за низко свисающую псевдоветвь и выползти на сушу.

Я остался совершенно один в ночном ползучем лесу. Но я был почти уверен, что теперь сумею выжить.

Через два дня я соорудил нечто похожее на плот и отправился вниз по течению. Через месяц, наверное, я достиг океана. На побережье был уже спокойный сезон, личинки обрывных ящеров уже не наводняли прибрежную полосу, и я двинулся на юг вдоль пляжа, пока не вышел на развалины первой фермы.

Если имеешь руки и есть к чему их приложить, то можно достичь много. В ангаре за развалинами дома стояла старая лодка. Я сумел починить ее, поставил мачту и спустил на воду. С неделю ушло на то, чтобы запастись провизией. Потом пришлось пережидать ураган. Потом я поплыл к острову. Я не боялся проплыть мимо - связь с метеоспутником была исправная - боялся лишь попасть в очередной ураган. Но мне повезло, и через шестнадцать суток я достиг острова.

Дальше все было просто. За исключением одного. Когда я подошел к Станции, я вдруг вспомнил, что мина по-прежнему наготове, а у меня не было часов, чтобы знать, когда можно открыть внутреннюю дверь шлюза. На поиски ушло два дня, но часы - вещь слишком обычная, и среди развалин поселка я обнаружил, наконец, старинные стенные часы с автономным питанием. Впрочем, даже если бы я не нашел ничего, я бы выкрутился - маятник можно соорудить из чего угодно.

Ровно через четыреста двенадцать суток молчания Станция Связи Сэлха снова заработала.

Через шестьдесят два дня легкий лайнер "Элиго" вышел на орбиту вокруг Сэлха.

На этот раз я лечу на третьем катере. Вместе с капитаном Эрхигом, Дуар-о-Гесом, капралом Службы Связи, что заведует всей аппаратурой нашего ведомства на крейсере и десятком десантников.

Быстрый переход