Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Кровь… – еле слышно прошептал мужик.
Вена на виске у него бешено пульсировала, а кожа туго обтянула лицо.
Оборотень, тень его! Да как его сюда занесло? И рану мою учуял, теперь просто так не отвяжется. Что делать? В голове лихорадочно замелькали

мысли. До лежащих под плащом мечей дотянуться не успею. До кинжала на поясе или пары метательных ножей тоже. Да и не помогут они – даже не

посеребрены. Заорать? Пока народ поймет, в чем дело, оборотень мне глотку вырвет. Стараясь не делать резких движений, я опустил ладони на

столешницу. Может, обойдется?
Куда там! Морда – теперь уже морда! – оборотня вытянулась, из под растянутых в оскале губ показались кончики клыков, и послышался треск

расползающейся по швам одежды. Ногти начали удлиняться – теперь они больше походили на когти – и с едва слышным скрипом вонзались в дерево

столешницы.
Я прижал ладони к столу и напряженно следил за происходившими изменениями. Реакция оборотня намного превосходит скорость движения обычного

человека, но когда начнет корежить хребет, у меня появится шанс. Надо только правильно выбрать момент.
Спину мужика выгнуло, и я, резко выбросив вперед правую руку, воткнул большой палец ему в глаз. Он рванулся через стол, но мне удалось

левым предплечьем блокировать нацеленный в горло удар и вовремя отшатнуться назад. Острые когти только захватили кожаный обшлаг камзола, а

уже в следующее мгновение перевертыш рухнул на пол и закрутился, прижимая лапы к окровавленной морде.
Сообразив наконец, что происходит нечто из ряда вон, посетители трактира загалдели и повскакивали с мест. Не обращая внимания на

поднявшуюся суматоху, я первым делом сгреб со стола пять монет и смел их в кошель.
Оборотень дернулся еще пару раз, процарапал когтями доски пола и затих. Все, похоже, издох. Вокруг тела начала растекаться лужа черной

крови, завоняло мочой.
К моему столу сразу же набежала порядочная толпа, но вплотную подойти никто не решался: зеваки оживленно болтали и пихались, пытаясь с

некоторого отдаления получше рассмотреть скорченное тело оборотня. Боязливо протиснувшийся сквозь толпу один из церковных стражников

замялся в двух шагах от оборотня, но, поймав грозный взгляд десятника, все же ткнул его под ребра древком короткого копья.
– Эта… Дак вроде того, – сипло выдохнул он и вытер стекавшую из под скособоченного шлема струйку пота, – помер он…
Толпа сразу же качнулась вперед.
– Разойдись! А ну разойдись, кому сказано! – рыкнул десятник. – Сто плетей вам под хвост!
Грозный тон и тяжелая дубинка сделали свое дело – люди начали возвращаться за свои столы. Остались только непонятно откуда появившийся

дьяк, усатый краснолицый десятник и заламывавший руки трактирщик. Стражники тоже далеко отходить не стали и топтались поблизости.
– Ты когда последний раз трактир святой водой окроплял, сучий потрох? – Вытерев с усов пивную пену, десятник ткнул дубинкой в фартук

трактирщика и, не обращая внимания на его причитания, повернулся ко мне. – А как это ты его, паря, а?
Я неопределенно пожал плечами.
– Кто такой? – сразу посуровел стражник, с одного взгляда определив во мне чужака.
– Путник.
– Подорожная где? – дыхнул перегаром и запахом чесночной колбасы десятник. – Мечи твои? Собирайся в управу.
И когда только мечи заметить успел? Вздохнув, я очень медленно вытащил нож – сзади послышались быстрые шаги и шорох высвобождаемого из

ножен клинка, – распорол камзол и протянул стражнику влажные листы: подорожную и патент на ношение мечей.
Быстрый переход