Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

– После того как Билли Лири с тобой поцеловался, ты стала совсем психованная.

Марго лукаво улыбнулась и провела рукой по своим длинным светлым волосам. Они были цвета спелой пшеницы и доходили ей до пояса. Как только девочка скрывалась с материнских глаз, она тут же снимала ленту, которой Энн заставляла ее стягивать волосы.

– Ничего подобного! Просто мне нравятся мальчики. И я им нравлюсь, – добавила она, убежденная, что это гораздо важнее. И приятнее. – Но будь я проклята, если бы из-за одного из них решила расстаться с жизнью!

Лора машинально оглянулась – не слышал ли кто этих страшных слов. Но никого, к счастью, рядом не было. Они были одни, и день был упоительный. Какое волшебное лето! Лора бросила взгляд на дом, возвышавшийся на горе. Ее крепость, ее родовое гнездо! Причудливые башенки, высокие окна, красная черепичная крыша – все это сияло в лучах калифорнийского солнца.

Иногда дом представлялся ей замком, и она, разумеется, была принцессой. А недавно Лора стала мечтать и о принце, который прискачет однажды на белом коне, увезет ее с собой, и они будут жить долго и счастливо.

– А я понимаю Серафину, – прошептала она. – Мне нужен один-единственный. И если с ним что-нибудь случится, сердце мое будет разбито навеки!

– Только со скалы не надо прыгать, – практичная натура Кейт просто не могла такого принять. Можно переживать из-за проваленного экзамена, но из-за парня?! Смешно! – Надо подождать и посмотреть, что будет дальше.

 

 

– Я знаю, как бы я поступила, – заявила Марго. – Я бы, наверное, прокляла все на свете, а потом взяла бы приданое и уплыла путешествовать по миру. – Она вытянула руки к солнцу. – Я бы все узнала, везде бы побывала!

Марго, конечно, любила Темплтон-хаус: это был единственный дом, который она помнила. Мать привезла ее из Ирландии, когда Марго едва исполнилось четыре года. Но, хотя к девочке всегда относились как к члену семьи, она не забывала о том, что она – дочь служанки. А ее честолюбие требовало большего.

Она знала, чего желает ей мать: хорошего образования, хорошей работы, хорошего мужа… Ну что может быть скучнее?! И не хочет она повторять жизнь матери!

«Мама такая молодая и красивая, – думала Марго. – Но она ни с кем не встречается, никуда не ходит. И еще – она такая строгая!» Не делай того, Марго, не делай этого. Ты еще слишком маленькая, чтобы красить глаза и губы… Она вечно беспокоится из-за того, что Марго такая неуправляемая и упрямая, что ее не устраивает то положение, которое она занимает. А кого же может устроить такое положение?!

Марго всегда очень хотелось знать, каким был ее отец. Наверное, сильным и красивым… И почему мама вышла за него замуж? Ясно, что не по любви: если бы она его любила, то вспоминала бы о нем. Но мама никогда не рассказывает о человеке, который был ее мужем и утонул во время шторма.

Марго смотрела на море и думала о матери. Да, Энн Салливан – не Серафина. Очевидно, в свое время она решила, что незачем тосковать и отчаиваться, надо просто перевернуть страницу и начать жить заново.

Может, это и правильно. Если ты не позволишь мужчине занять в твоей жизни чересчур большое место, то и не будешь слишком уж переживать его утрату. Главное – надо помнить, что жизнь на этом не кончается!

Марго любила мечтать о том, как будет когда-нибудь путешествовать, с какими людьми познакомится. Живя в Темплтон-хаусе, она привыкла к роскоши того мира, к которому принадлежали Темплтоны. А эти великолепные отели, которыми они владели по всему свету… Когда-нибудь она будет останавливаться только в таких отелях! Марго однажды побывала в монтереевском «Темплтоне» и прекрасно помнила двухэтажный номер, обставленный старинной мебелью, с кроватями, застланными атласными покрывалами.

Быстрый переход
Мы в Instagram