Изменить размер шрифта - +

Он глядел в сторону скал и, казалось, думал о чем-то своем. Марго успела его как следует рассмотреть.

Ее всегда немного удивляло, что у него глаза, как у Лоры. Действительно странно: серые Лорины глаза на лице Джоша. Только у него взгляд холодный, быстрый и часто насмешливый. Джош уже загорел – совсем чуть-чуть, но от этого его и без того красивое лицо стало еще привлекательнее.

Марго и сама получила от матушки-природы достаточно много и к тому же теперь точно знала, что внешность – это еще не все. Просто подарок судьбы.

К Джошуа Темплтону судьба была щедра.

Волосы у него были темнее, чем у сестры. Темно-каштановые. С тех пор как они виделись последний раз, он изменил прическу – стал носить волосы подлиннее. Когда же это было? Месяца три назад, в Венеции. Сейчас они почти касались воротничка его шоколадно-коричневой шелковой рубашки с закатанными рукавами.

Рот у него красивый. Выразительный. Джош умеет и улыбнуться обворожительно, и ухмыльнуться презрительно – так, что кровь стынет в жилах.

Упрямый подбородок, слава Богу, теперь гладко выбрит. Когда-то в юности он решил было отпустить бороду, и Марго это совсем не нравилось. Нос прямой, аристократический. От Джоша так и веет успехом, уверенностью в себе! И впечатление он производит человека дерзкого, решительного, способного на многое.

Увы! Приходится признать, что когда-то она была им увлечена. И довольно сильно…

Одно Марго знала наверняка: уж ему-то она ни за что не покажет, как напугана своим положением – нынешним и будущим.

Ну что ж, пора вылезать. Пока Марго поднималась по ступеням, вода текла с нее ручьем. Теперь она замерзла по-настоящему, но скорее превратилась бы в ледышку, чем показала это! Сделав вид, что только сейчас его заметила, она удивленно вскинула брови, улыбнулась и сказала низким грудным голосом:

– Привет, Джош! Как же тесен мир!

На ней было узенькое бикини ярко-синего цвета. Тело – сплошные упоительные изгибы, кожа гладкая, как мрамор, и нежная, как шелк. Большинство мужчин, едва бросив взгляд на то, чем одарила ее природа, впадали в транс.

Джош же просто опустил солнечные очки на кончик носа и оглядел ее с головы до ног. И сразу заметил, что она похудела и вся дрожит от холода. Братским жестом он кинул ей полотенце.

– У тебя сейчас зубы начнут чечетку бить. Она обиженно закуталась в полотенце и обхватила себя за плечи.

– Да, погодка, прямо скажем, бодрящая. Ты откуда свалился?

– Из Портофино. Заглянул туда по пути, после Лондона.

– Портофино… Обожаю это местечко, хоть там и нет «Темплтона». Ты в «Сплендидо» останавливался?

– Где же еще?

Если она хочет стоять и дрожать от холода – ради Бога. Он закинул ногу на ногу и устроился в шезлонге поудобнее.

– Угловой номер, – мечтательно проговорила Марго. – Там с балкона видны и залив, и горы, и сады.

Этим видом он и собирался любоваться. Хотел пару деньков отдохнуть, походить на яхте. Но все время ушло на факсы и телефонные переговоры с греческими властями.

– Как тебе понравилось в Афинах? Заметив, как потускнел ее взгляд, Джош тут же пожалел, что спросил об этом. Но Марго быстро нашлась:

– Не так мило, как обычно. Возникли кое-какие сложности… но все уже улажено. Хоть и обидно было – все путешествие насмарку.

– Могу себе представить, – хмыкнул он. – Какая бестактность! И все из-за нескольких килограммов героина.

– Ты слово в слово повторяешь мои мысли, – весело улыбнулась она и потянулась за халатом, брошенным на спинке стула: унять дрожь уже было невозможно. – Хотя, знаешь, я сейчас с удовольствием отдохну немного.

Быстрый переход
Мы в Instagram