Изменить размер шрифта - +
А что тут скажешь?

— Берегите ее, — произнес я.

— Обязательно, сынок.

Я покрепче ухватился за лестницу и начал карабкаться вверх.

— Нет! Мальчик мой! — рыдала Эмма, царапаясь, кусаясь и отбиваясь от Мэкона. — Итан Лоусон Уот, немедленно слезай!

Но я продолжал подниматься. И все время меня не покидала одна и та же мысль: «Правильный поступок никогда не дается легко».

 

22.12

Финал

 

Я стоял на вершине белой башни. Тени я не отбрасывал, на небе не было ни звездочки. Внизу мерцали огоньки Саммервилля. Здесь мы с Леной провели немало счастливых часов, а сегодня я чувствовал себя совершенно несчастным. Я боялся, и вдобавок меня тошнило.

В ушах до сих пор отдавались крики Эммы. Я положил ладони на крашеный металл и заметил нарисованное черным маркером сердечко. Вспомнив тот день, когда оно появилось здесь, я улыбнулся.

Пора. Пути назад нет.

Я взглянул на луну, собираясь с духом, чтобы совершить последний немыслимый поступок. Грудь сдавило, а еще засосало под ложечкой.

«Давай же», — подумал я и зажмурился.

Внезапно меня сильно ударили в солнечное сплетение, и я отлетел к лестнице. Краем глаза я заметил его — себя, — а потом вмазался челюстью о перила и потерял равновесие.

Он хотел остановить меня, однако я сопротивлялся. Его чаки метили мне в живот, а мои — в его: две пары совершенно одинаковых, поношенных кедов. И тут меня осенило — ведь так и было в моих снах. Значит, такова моя судьба.

«Что ты делаешь?» — беззвучно или на кельтинге крикнул он. Я швырнул его на пол, и он с грохотом рухнул на спину. Я схватил его за воротник футболки, и он повторил мой жест. Мы уставились друг на друга, и он прочел в моих глазах ответ на свой вопрос.

Мы оба умрем. Мы должны быть вместе, когда это случится.

Я вытащил старую бутылку из-под кока-колы, забытую Эммой на кухне. Если бутылочное дерево ловит заблудшие души, то почему бы и мне не попробовать?

«Я ждал тебя».

Его лицо изменилось.

Зрачки расширились.

Он бросился на меня.

Я не собирался отпускать его.

Мы вцепились друг другу в горло, покатились к краю и полетели вниз. Пока мы падали, у меня в голове крутилась лишь одна мысль:

Л

Е

Н

А

Девятнадцатая луна.

 

Благодарности

 

С того дня, когда мы сели за письменный стол и решили доказать нескольким бунтующим подросткам, что можем написать книгу, прошло три луны. Мы настрочили более 1600 страниц, а наша чародейская семья настолько разрослась, что мы не сможем перечислить поименно всех ее членов даже на нескольких листах.

Мы благодарны нашим потрясающе талантливым издателям в тридцати восьми странах, которые приветствовали появление «Чародейских хроник». Вы были очень добры и к авторам, и к самим чародеям, проживающим в округе Гэтлин.

Мы благодарны нашим друзьям: читателям и писателям, агентам и редакторам, маркетологам и пиарщикам, учителям, библиотекарям и работникам книжных магазинов. Мы в неоплатном долгу перед нашими переводчиками, особенно перед Сарой Линдхейм, специалистом по классической филологии и потрясающей хранительницей. Нет слов, чтобы выразить нашу благодарность всем подросткам (и взрослым, которые в душе остались подростками), выбирающим наши произведения. Отдельно отметим юных чародеев и чародеек, которые согласились стать нашими бета-ридерами. Вы — самые строгие редакторы, и мы надеемся, что в будущем множество писателей будут рыдать от восхищения, видя ваши правки. Да будет воля Божья, и критики не восстанут.

Наконец, мы хотим выразить благодарность нашим семьям, племенам и нашим близким — всем, кто считает себя таковыми, поскольку сейчас вы, вполне возможно, сидите рядом с нами, когда мы пишем эти строки.

Быстрый переход
Мы в Instagram