Изменить размер шрифта - +
Слушай, а ты не поможешь установить личность одного человека? – Она положила на стол паспорт.

– Так зачем устанавливать, – засмеялся Воеводин, – если…

– Я неправильно выразилась, – перебила она. – Не попадал ли этот человек в поле зрения милиции? Может, обращался за помощью, может, лежит в больнице, возможно, обнаружен его труп. Я бы очень хотела все это выяснить.

– Значит, это и есть захваченный Боевым якутский охотник? – Он взял паспорт. – Вы его так и не нашли?

– Если бы нашли, я бы тебя не просила…

– Хорошо. – Воеводин сунул паспорт в карман. – Завтра я дам ответ. Но объясни, пожалуйста, зачем вам это?

– Надо. Он был в Туле, и мы хотели бы знать у кого.

– Мой тебе совет, дочь, – вздохнул Воеводин, – прекрати все это, пока не поздно, иначе ты плохо кончишь.

 

– Все хапнешь, – кивнул Федор. – Нам ксива нужна. У них ведь только твой паспорт? – посмотрел он на Таегова.

– Водительские права, – начал перечислять Егор, – военный билет. Хотя он и на хрен не нужен. Но там запись… – Он, не договорив, махнул рукой. – В общем, главное – паспорт нужен.

– Не думаю, что паспорт там, – проговорил Алмаз. – Они его наверняка кому-то передали, чтоб справки навести. Боевой не баклан с улицы. К тому же с ними Эмка, дочь Воеводы. А уж папаня ее очень серьезный человек, поэтому он скорее всего и будет узнавать о тебе. Кстати, ты говорил про Тулу. Кто там у тебя?

– Вот этого я и боюсь, – вздохнул Егор. – Дочь в Туле, внук и внучка. Ну не то чтоб дочь, племянница, если вернее. Но она меня папкой зовет, и я ее дочерью считаю. У нее муж мент, капитан уголовного розыска. Правда, она его наладила. Как я понял, кобелиной оказался.

– Так не зря же ментов легавыми зовут, – засмеялся Федор.

– Значок с изображением легавой собаки, – неожиданно вмешалась Настя, – был у сотрудников сыскной полиции в царское время, поэтому с того времени работников уголовного розыска и стали называть легавыми.

– Во блин! – удивился Федор. – Оказывается, не просто так.

– Значит, они могут выйти на твою племянницу, – сказал Алмаз.

– А на кой хрен им это? – спросил Федор.

– Бояться могут, что он, – Алмаз кивнул на Егора, – кому-нибудь расскажет о них и до милиции дойдет. Милиция сейчас в основном так и работает – по слухам собирают информацию и уточняют. Вот этого и боятся Боевой с Тупиным.

– Боевой – это кличка? – спросил Егор. – Ведь его то Боевик, то…

– Фамилия, – ответил Алмаз. – Полный отморозок, святого вообще ничего нет. И не боится никого. Его давно бы убили, но он дорогу по-серьезному никому из крутых не переходил. А иногда на того или другого работает. Обычно долги помогает получать. Точнее, вышибает.

– А зачем кого-то нанимать? – усмехнулся Егор. – Я говорю про крутых, если они…

– Своих людей не задействуют, – пояснил Алмаз, – а в основном помогают знакомым или за определенный процент. Да зачем разговор об этом вести? Паспорт сейчас у Воеводина, и он запросто выяснит все о вашей племяннице, или дочери, как вы говорите. Значит, надо ехать в Тулу. Можно тебя на пару минут? – кивнул он Федору.

– Запросто.

Они вышли из комнаты.

Быстрый переход