Изменить размер шрифта - +

– Хочет узнать, – усмехнулся Егор, – на кой хрен им все это надо.

– Я так не думаю, – возразила Настя. – Ведь они были в курсе того, что с вами случилось, и все равно приехали.

– Не знаешь ты жизни, Анастасия, – улыбнулся Егор.

 

– Да я тебе говорил, в электричке познакомились.

– И ты хочешь из-за случайного собутыльника влезть в войну с Боевым?

– Слушай, Леха, не желаешь, так не лезь. Я тебя не приглашал, сам напросился. Ты кое-чего не знаешь, но я ничего разжевывать не буду. Вали отсюда, а я помогу мужику. Почему, не спрашивай. В общем, пока! – Кивнув, Федор шагнул к двери.

– Я не уеду, – покачал головой Алмаз. – Просто я хотел узнать, насколько это для тебя серьезно, потому что если влезем, то надо будет идти до конца.

– Я этот рамс до последнего разбирать буду.

– Вот и все, – улыбнулся Алмаз.

– Но ты-то при каких тут? У меня причина есть, а вот у тебя…

– Тоже имеется, – подмигнул ему Алмаз. – Мне понравилась хозяйка этого гостеприимного дома. И я очень хотел бы продолжить отношения с ней. Надеюсь, ты не будешь против?

– Никогда не терпел баб умнее себя, – засмеялся Федор. – А она, кроме того, еще и язва. Мне с ней не то что отношения иметь, в одном купе больше двух часов ехать нельзя.

– А этот домушник, – кивнул на дверь Алмаз, – он не…

– Ключик свой мужик и сделает все, что надо.

– Но нам не справиться с Боевым, точнее, с его парнями.

– Если потребуется помощь, у меня есть к кому обратиться, – ответил Федор.

 

– Какая тачка? – спросил Громила.

– «Шестерка» бежевая, – ответил за парня Ксендз. – Номер не разглядели. Скорее всего покупатель какой-то. Объявление висит, что два коттеджа продаются. Но когда этот тип увидел Кувалду, то понял, что здесь не купит ничего, – рассмеялся он.

– Так оно и есть, – усмехнулся Кувалда. – Я видел, как они объявления читали. Он и баба какая-то.

– Узнать бы, кто у него в Туле, – вздохнул Боевой.

– Он базарил, кент какой-то, – вспомнил Громила.

– Фотография бабенки молодой с девчонкой и пацаненком у него в кармане была, – сказал Боевой. – Так что брехал насчет кента охотник. Я его спросил, он сказал, что в Якутии дочь и внук с внучкой остались. А в паспорте никаких отметок нет. В Туле эта шкура, – уверенно проговорил он. – Но где ее там искать? Стоп! А баба, которая с мужиком объявление читала, молодая была? – спросил он Громилу.

– Да нет, лет сорока с лишним, – ответил тот.

– Папа, – сказала вошедшая Эмма, – позвонит своему приятелю, а тот в Якутию, и завтра мы будем знать о нем все.

 

– Что? – уставился на него тот.

– Да по телику показывали Гусейна убитого, он и есть курьер из Якутии. Нашли его где-то менты и просят отозваться тех, кто его знает. Ну по этому, как его, по каналу в Туле.

– Твою мать! – процедил Буржуй. – Ты когда видел?

– Да в обед. И сразу в Москву к вам поехал. Олега Викторовича там нет. Он вроде в столицу собирался. Я думал, он у тебя.

– Он по делам в Питер укатил. Значит, завалили Гусейна… – Буржуй выматерился.

Быстрый переход