Loading...
Изменить размер шрифта - +
Его имя было напечатано — «Джаспер Р. Питерсон», — но номер телефона был написан от руки и дважды подчеркнут.

Лейн сунула карточку в карман и пошла к молодой паре, которая уже начала проявлять признаки нетерпения, как вдруг с улицы донесся громкий визг тормозов и испуганные крики. Лейн резко повернулась к окну и услышала глухой удар, страшный звук которого она так и не смогла забыть. В следующую секунду странный маленький человечек в дорогом пальто врезался в ее витрину.

Лейн пулей вылетела за дверь, под проливной дождь, не обращая внимания на скрежет металла о металл и звон бьющегося стекла.

— Мистер Питерсон! — Она опустилась на колени рядом с человечком и схватила его за руку, вглядываясь в залитое дождем окровавленное лицо. — Помогите же кто-нибудь! Вызовите «Скорую»!

— Я видел его. Видел его. Я не должен был приходить. Лейн…

— Держитесь. Помощь близка.

— Оставляю это тебе. Он хотел, чтобы я отдал это тебе.

— Все будет в порядке. — Лейн отвела от глаз мокрые волосы, взяла протянутый кем-то зонтик и рас крыла его над человечком.

— Будь осторожна. Прости. Будь осторожна.

— Буду. Конечно, буду, мистер Питерсон. А теперь попытайтесь успокоиться и лежите тихо. Помощь близка.

— Ты не помнишь. — Человечек улыбнулся, и из уголка его рта потекла кровь. — Малышка Лейни… — Он судорожно вздохнул и закашлял кровью. А потом вдруг запел тоненьким, срывающимся голоском: — До свиданья, заботы, до свиданья, любовь… — Он снова закашлялся. — Прощай, черный дрозд…

Лейн вгляделась в его морщинистое лицо, и внезапно воспоминания, хранившиеся за семью замками, вы рвались наружу.

— Дядя Вилли? О боже!

— Она тебе когда-то нравилась… Я дал маху, — еле слышно выдохнул он. — Прости. Думал, это будет без опасно. Не должен был приходить.

— Я не понимаю! — Слезы жгли ей горло, бежали по щекам. Он умирал. Умирал, потому что она не узнала его и выгнала на дождь. — Прости. Прости меня…

— Теперь он знает, где ты. — Его глаза закатились. — Спрячь песика.

— Что? — Лейн склонилась над мужчиной. — Что? — Но рука, которую она держала, уже обмякла.

Ее отстранили фельдшеры. Она слышала их короткий выразительный диалог, хорошо знакомый по телесериалам. Только сейчас этот диалог происходил не на экране, а в жизни. Кровь, которую смывал дождь, была настоящей.

Она слышала женский плач и скрипучий голос, раз за разом повторявший одно и то же:

— Он бросился прямо под колеса моей машины! Я не смогла вовремя остановиться. Что с ним? Он в порядке? Он в порядке?..

«Нет, — хотелось сказать Лейн. — Не в порядке».

— Пойдемте, милочка. — Дарла обняла Лейн за плечи и куда-то потянула. — Вы промокли. Тут уже ни чего не поделаешь.

— Я должна что-то сделать. — Она смотрела на сломанный зонтик. Его нелепые полоски были забрызганы грязью и кровью.

Нужно было пригласить его посидеть у камина, дать выпить что-нибудь горячее. Тогда он был бы жив. Рас сказывал бы ей сказки и смешил глупыми шутками.

Но она не узнала его, и он умер.

Лейн не могла вернуться в магазин и бросить его одного с совершенно незнакомыми людьми. Но делать было нечего. Оставалось беспомощно следить за тем, как фельдшеры тщетно пытались спасти человека, который когда-то смеялся над ее детскими словечками и пел дурацкие песенки. Он умер у дверей ее магазина, который она с таким трудом создала, и сложил к ее порогу воспоминания, которые Лейн считала давно похороненными.

Быстрый переход