Изменить размер шрифта - +
Машина проверена, сэр. Можете лететь.
– Спасибо, Джо.
Кристиан приветливо улыбается.
Ого! Кто-то заслуживает его вежливости… наверное, это не сотрудник компании. Я смотрю на старика с почтительным трепетом.
– Идем, – говорит Кристиан, и мы направляемся в сторону вертолета. Вблизи он ока-зывается гораздо больше, чем мне показалось вначале. Я ожидала,

что он размером со спортивный автомобиль на двоих, а там по меньшей мере семь кресел. Кристиан открывает дверь и указывает мне на место рядом с

пилотом.
– Садись и ничего не трогай, – говорит он, залезая в вертолет следом за мной.
Дверь с шумом захлопывается. Хорошо еще, что со всех сторон площадки светят про-жектора, иначе в маленькой кабине было бы ничего не видно. Я

усаживаюсь на предназна-ченное для меня сиденье, и Кристиан наклоняется, чтобы закрепить на мне ремни. Это си-стема с четырьмя точками

крепления, застегивающаяся одной центральной пряжкой. Кристиан подтягивает верхние лямки. Он так близко, что наклонись я чуть вперед – уткнусь

носом ему в волосы. От него чудесно пахнет свежестью и чистотой, но я намертво прикреплена к креслу и не могу пошевелиться. Кристиан глядит на

меня и улыбается какой-то одному ему понятной шутке. Он так соблазнительно близко. Я задерживаю дыхание, пока он подтягивает верхние ремни.
– Ну, все, теперь ты не убежишь, – шепчет Кристиан, и его глаза обжигают. – Дыши, Анастейша, дыши. – Он ласково касается моей щеки, проводит

длинным пальцем по подбо-родку и приподнимает его вверх. А потом, чуть наклонившись, запечатлевает у меня на гу-бах краткий, целомудренный

поцелуй, от которого у меня сводит все внутренности. – Мне нравятся ремни.
Что?
Кристиан садится рядом, пристегивается и начинает долгую процедуру предполетной проверки, уверенно ориентируясь в невообразимом скоплении

циферблатов и индикаторов. Огоньки начинают подмигивать, и вся приборная панель озаряется светом.
– Надень наушники.
Я послушно выполняю приказание, и в это время лопасти начинают раскручиваться. Мне кажется, я вот-вот оглохну. Кристиан тоже надевает наушники,

не переставая щелкать переключателями.
– Проверяю работу всех систем, – раздается в наушниках его голос.
Я улыбаюсь.
– Ты точно знаешь, что делаешь?
– Я уже четыре года как квалифицированный пилот, Анастейша. Со мной ты в без-опасности. – Он хищно ухмыляется. – Ну, по крайней мере в воздухе,

– добавляет он и под-мигивает. Подмигивает… Кристиан!
– Готова?
Я киваю с широко раскрытыми от страха глазами.
– Хорошо. Вызываю диспетчерскую. Портленд, это Чарли Танго Гольф – Гольф-Отель, к взлету готов. Подтвердите прием.
– Чарли Танго Гольф, взлет разрешаю. Поднимитесь на тысячу четыреста, далее сле-дуйте курсом ноль один ноль.
– Вас понял, диспетчерская. Взлетаю. Конец связи. Поехали, – добавляет Кристиан, обращаясь ко мне, и вертолет плавно поднимается в небо.
Портленд исчезает под нами, и мы устремляемся в воздушное пространство США, хо-тя мой желудок твердо намерен остаться в Орегоне. Вот это да!

Яркие огни уменьшаются и уменьшаются, пока не превращаются в маленьких светлячков где-то далеко внизу. Будто смотришь на мир из аквариума. Мы

поднимаемся все выше, и вот уже совсем ничего не видно. Вокруг темно, хоть глаз выколи, нет даже луны, чтобы осветить наш путь. Как он понимает,

куда мы летим?
– Что, страшно? – раздается у меня в ушах голос Кристиана.
– Откуда ты знаешь, что мы летим правильно?
– Вот смотри. – Он тычет длинным указательным пальцем в один из приборов.
Быстрый переход
Мы в Instagram