Loading...
Изменить размер шрифта - +

    — Сейчас скажете какую-то гадость.
    — Скажу, — пообещал он. — Те земли, которые мы отторгли у Вендовера, чтобы защитить Ламбертинию, пришлось вернуть Буркхарту…
    Я поморщился, махнул рукой.
    — Да ладно, мы и не забирали… так уж сразу. Это могло бы случиться потом, но сперва пришлось бы найти повод. А лучше — весомый.
    — Для вашего высочества, — сообщил он вежливо, — это раз плюнуть.
    — Ладно, — сказал я, — будем считать, что выиграли оба. Только бы принца теперь уберечь…
    — Я приставлю к нему телохранителей, — сказал он.
    — Да уж… Но какой хитрец этот Буркхарт!
    — Не такой уж, — сказал он.
    Я переспросил:
    — Почему?
    — Герцога Блекмура укрыл, — напомнил он. — Правда, не мог не укрыть родственника…
    — Да, — согласился я, — это был прокол, но неизбежный. Но сейчас, хитрюга, еще и заложника прислал на случай, если я какой-то недоверчивый деспот!
    Он в удивлении вскинул брови.
    — А вы доверчивый?
    — Ну ты и гад, — сказал я с сердцем.
   
   
    
     Глава 9
    
    После пира на военном совете разбирали варианты военных кампаний, учитывая, что две армии Мунтвига подойдут сюда не раньше чем через две недели. Норберт докладывал, что пока удается вылавливать только разрозненные отряды, что, пользуясь случаем, ринулись в поисках легкой добычи пограбить, но пока признаков приближения крупных армий нет, хотя У его высочества есть сведения…
    — Есть, — отвечал я скромно. — У меня есть особо законспирированные агенты под прикрытием.
    Хреймдар в военных советах участия не принимал, не положено, он проходит по должности лекаря, это чтобы избегать конфронтации с епископом Геллерием, но в курсе происходящего, как и Геллерий, что иногда бывает на советах, но больше для того, чтобы подтвердить свой статус.
    Улучив момент, я рассказал наедине Альбрехту, что случилось у меня с Мунтвигом лично, он дивился такой дурости и качал головой, на лице все четче проявлялось сожаление, что связался с таким придурком, но я закончил на победной ноте, дескать, выскользнул, как жирный карась из кривых пальцев, и хотя ничего не унес, кроме своей шкуры, но разве это не высшая ценность для демократа?
    — Мунтвиг не знает, — закончил я, — что со мной. Возможно, этот проклятый Ричард Завоеватель убит. Так или нет, он предпочтет выждать до конца. Пока та тварь не должна была сожрать того наемника, да и потом…
    — А ему не все равно? — спросил он. — На его планах это не отразится. Натиск на проклятый Юг в любом случае!
    — Ну да, — сказал я уязвленно. — Если Ричард убит, то у нас должна начаться неразбериха, даже паника.
    Он спросил саркастически:
    &mdas

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход