Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Никто не сказал мне правду.

Больше всего меня беспокоило письмо, которое я сегодня днем нашел в электронной переписке, сохранившейся на диске у Джулии. Письмо было от Джулии Рики Морсу, копия отослана Ларри Хэндлеру, главе компании «Ксимос». В письме Джулия описывала процедуры, направленные на обучение роя‑камеры работе при сильном ветре. Джулия планировала специально выпустить рой в окружающую среду.

Именно это они и сделали.

Они подали дело так, как будто утечка роя произошла случайно – из‑за отсутствия воздушного фильтра на одном из вентиляторов. Ради этого Рики и устроил мне длительную экскурсию по всей фабрике, с песнями и плясками про негодников‑подрядчиков и вентиляционную систему. Но все, что рассказывал мне Рики, было неправдой.

Они выпустили рой специально.

Так было задумано с самого начала.

Когда им не удалось заставить рой‑камеру работать при сильном ветре, они попытались отыскать какое‑нибудь инженерное решение. Из этого ничего не получилось. Частицы были слишком маленькие и легкие, а возможно, и недостаточно умные. В них с самого начала имелись дефекты конструкции, и «Ксимос» не мог их исправить. Весь многомиллионный оборонный проект улетал коту под хвост – потому что «Ксимос» не мог решить проблемы с роем.

И тогда в «Ксимосе» додумались заставить рой решать эти проблемы самостоятельно.

Они поменяли конфигурацию наночастиц, снабдили их микрочипом памяти и солнечным электроэлементом. Они переписали базовую программу для частиц, добавив туда генетический алгоритм. И выпустили рой, чтобы он размножался и эволюционировал. Они собирались проверить, сможет ли рой самостоятельно выжить в окружающей среде.

На этот раз эксперимент удался.

Это было так глупо, потрясающе глупо. Я не понимал, как могли они взяться за такое, даже не подумав о возможных последствиях. Как и все остальное, что я видел в «Ксимосе», этот план слепили на скорую руку, кое‑как, по‑быстрому – только для того, чтобы как‑то уладить насущную проблему, и совершенно не учитывая отдаленные последствия, не думая о будущем. Наверное, это очень типично для корпоративного мышления, когда приходится все время бежать наперегонки с конкурентами. Но когда имеешь дело с подобными технологиями, это чертовски опасно.

Но, конечно, на самом деле все происходило гораздо сложнее. Эта технология сама подталкивает к определенной модели поведения. Распределенные системы агентов работают самостоятельно и сами собой управляют. Так они устроены. В этом‑то весь смысл – ты их программируешь, настраиваешь и отпускаешь – дальше все происходит само собой. Если ты занимаешься этим постоянно, то постепенно привыкаешь так делать. Привыкаешь обращаться с системами агентов именно таким образом. Ведь главное их достоинство – автономность.

Но одно дело – выпустить в память компьютера популяцию виртуальных агентов, чтобы они решили какие‑то проблемы. И совсем другое – выпустить реальные агенты в реальный мир.

Они в «Ксимосе» просто не поняли разницы. Или не позаботились о том, чтобы эту разницу поискать.

И выпустили рой на волю.

«Самооптимизация» – технический термин, которым это обозначается. Рой эволюционировал самостоятельно, менее успешные агенты погибали, более успешные воспроизводились в следующих поколениях. Через десять или сто поколений эволюционирующий рой приблизился к наилучшему решению. К оптимальному решению.

Такое постоянно происходит внутри компьютеров. Эта закономерность даже специально используется для разработки новых компьютерных алгоритмов. Дэнни Хиллз сделал это одним из первых, уже много лет назад – для оптимизации алгоритма отбора. Он хотел узнать, сможет ли компьютер сам придумать способ, который позволит ему лучше работать. И программа нашла новый способ. Вслед за Дэнни Хиллзом методику сразу же подхватили и другие.

Быстрый переход
Мы в Instagram