Изменить размер шрифта - +

Тишину прервал резкий голос, доносившийся с берега.

– Мисс! – долетело до Талии. Мужчина, пытаясь привлечь к себе внимание, махал ей рукой. – Мисс, успокойтесь! Я сделаю все, что смогу!

Продолжая барахтаться в воде и теряя остатки сил, Талия медленно повернула голову, чтобы посмотреть на незнакомца, единственного, кто предлагал свою помощь. Должно быть, он только что подошел и увидел, какой опасности подвергается девушка.

Взгляд Талии наконец отыскал мужчину, стоявшего неподалеку от берега. Даже находясь в смертельной опасности, Талия не могла не заметить поразительной красоты незнакомца. У него были выразительные черные глаза. Загорелое лицо с едва пробивающимися светлыми бакенбардами казалось почти лепным. Русые волосы ниспадали на широкие плечи, обтянутые рубашкой.

Ее внимание привлекли к себе два огромных размеров «кольта» на его кожаном ремне и красивый гнедой жеребец, нервно бивший копытом. Возле него находился темнокожий абориген верхом на белоснежном коне.

Глаза Талии снова остановились на прекрасном незнакомце. Он приблизился к своей лошади, выхватил из-за пояса карабин и поднял его.

Затем обернулся назад и опять посмотрел на Талию.

– Просто… замрите… и не волнуйтесь, – закричал он, – скоро все закончится.

Прицелившись, он задержал дыхание и взвел курок. И когда акула стремительно метнулась прочь от девушки, незнакомец четыре раза подряд выстрелил в спину рыбы. Акула скрылась из вида, и через мгновение на воде появились кровавые пенистые пузыри.

Отбросив карабин, Йен нырнул в воду и бережно подхватил девушку. Как только ноги Талии коснулись земли, молодые люди встретились взглядами и пристально посмотрели друг на друга.

– С вами все в порядке, мэм? – спросил Йен, обеспокоенно глядя на девушку.

– Да, я в порядке, – ответила Талия, отплевываясь и кашляя. После этих слов она больше не смогла произнести ни звука. Сердце колотилось, ощущалась странная слабость, вызванная больше близостью незнакомца, чем только что перенесенной схваткой с хищницей. Еще никогда она не видела такого красивого, почти лепного лица, таких глубоких черных глаз!

– Рад слышать это, – сказал Йен, приглаживая мокрые спутанные волосы. – В какой-то момент я уже начал сомневаться.

– Да и я тоже, – ответила Талия, отбрасывая с лица мокрые волосы. – Если бы не вы…

Когда слабая улыбка слегка тронула уголки губ незнакомца, Талия окунулась в мир еще неизведанных прежде ощущений, которые заставили ее забыть, о чем она говорила ему. Такого рода чувства, вызвавшие в ней дрожь, женщина испытывает лишь тогда, когда мужчина сводит ее с ума!

Безграничная благодарность к своему спасителю заставила Талию совершить такое, что было совершенно ей не свойственно. Она обхватила его за плечи, крепко обняла и поцеловала со страстью, которую уже не могла сдерживать. Она едва стояла на ногах, когда незнакомец ответил ей поцелуем, возвратившим ее к реальности.

Смущенная и испуганная собственными чувствами, Талия отошла от Йена. Вскоре она обнаружила, что такое чрезмерное проявление благодарности смутило не только ее. Мужчина, принявший от нее поцелуй, покраснел.

Сердце Талии затрепетало. Как ей хотелось, чтобы он стал именно тем человеком, который попросил бы ее руки или, по крайней мере, предложил ей работу у себя в доме или на ферме. Если мужчина способен краснеть – значит, это добрый, сердечный человек.

Талия опять внимательно посмотрела на его одежду и едва пробивавшиеся бакенбарды. Конечно же, он старатель с золотых приисков и уж без сомнения не имеет собственного дома. Конечно же, он бродяга и совершенно не нуждается в женщине, которая лишит его свободы…

Высоко подняв подбородок, забыв о мокром платье, прилипшем к телу, о спутанных волосах, с которых каплями стекала вода, Талия резко отдернула от него руку.

Быстрый переход