Изменить размер шрифта - +
Он вытащил десятку и вложил ее в толстую мозолистую ладонь.

– Проходите, – сказал детина. – Я не буду ждать весь день.

Они зашли внутрь. Парадная была маленькой и темной, кнопки звонков рядом с почтовыми ящиками. Пока большой парень возился с ключом, Джэй нашел Даунса и нажал на кнопку. Ответа не было.

– Вы и в самом деле Копателя ищете? – сказал провожатый и крякнул, открывая внутреннюю дверь. – Я же говорил, его здесь нет.

Они вошли, и он указал на лестницу.

– Если хотите увидеть кровь, то пятна между пятым и шестым. Я весь день ношусь вверх-вниз. Осточертели уж ступеньки эти хреновы.

– Вы скажете, что здесь случилось, или будем играть в двадцать загадок?

– Черт, я-то думал, что весь город знает, ведь вчера здесь копов было видимо-невидимо. «Пост» надо было читать, господин хороший. Двойное убийство.

– Вот говно, – сказал Джэй, в желудке у которого екнуло. Это закрывает дело, решил он, но дурно попахивает. – Даунс?

– Не-а. Г-жа Розенстайн, ее квартира напротив Копателя, и Джонеси, комендант дома.

– Попробую угадать, – сказал Джэй. – Их забили до смерти.

– Ни хрена подобного.

Давно уж Джэй Экройд не был так удивлен.

– Нет? – вымолвил он.

– Не-а. Их обеих какой-то псих разрезал на части циркулярной пилой. Это я их нашел. Боже, это надо было видеть. Ушел вчера рано, с бодуна был, а когда вернулся, это говно прямо перед моей дверью. Приблизился. Черт, я чуть было не наступил. Все в кровище, будто кто-то нашел в помойке за мясной лавкой никому не нужный кусок и приволок его, понимаете? Я ногой это пошевелил, а там глаз. Знаете, что это было? – Он подался вперед, обдав Джэя пивным выхлопом. – Лицо Дженеси! Да не все, а половина. В пролет лестницы, видать, упало. Остальное на площадке пятого этажа. Я уж не знаю, отчего так далеко отлетело, у него весь живот вспорот, кишки разбросаны по коврику перед входом к этому пидору Куперу. Руки-то у него все скользкие, видать, назад их запихнуть пытался, и некоторые органы, как это… кошечной полости, разбросаны по пути с шестого этажа. А там я нашел г-жу Розенстайн. Вы небось не знали, что кишки такие длинные, а? – Тут он повел плечами. – Ну, тела-то копы унесли, но стены все в крови, к чертовой матери. Теперь нашему гребаному хозяину придется обои менять. Это месяцев шесть займет, однако.

– А что же Даунс? – потребовал Джэй.

– Черти бы меня взяли, не знаю. Его дома не было. Копы проверили дверь – заперта. Он только что ушел, чего-то писать для этого хреновского журнала. Небось описается, как узнает, что пропустил. Вот смеху-то будет.

– Представляю, – сказал Джэй, который не считал, что Копатель вообще способен описаться. – Эй, а тебе не случалось бывать в тюрьме в Ньюарке?

– Ах да. Действительно, провел в ней ночь разок. Паршиво там. – Он направил палец. В образовавшееся вдруг свободное пространство с напоминающим икоту шумом ворвался воздух, и Джэй оказался в проходе в одиночестве. Он улыбнулся и начал подниматься по лестнице. Все это ничтожно и бессмысленно, и, если продолжать в том же духе, это ему когда-нибудь зачтется. Но иногда от этого просто хорошо делается.

Он заметил красновато-коричневые следы уже на площадке четвертого этажа, капли начали попадаться на перилах между четвертым и пятым, но всерьез следы крови начались на пятом.

Быстрый переход