Loading...
Изменить размер шрифта - +
Собаки никогда не появлялись в Цитадели, люди даже не могли представить такое. И тем не менее, это произошло. Их лица и неестественно блестевшие глаза не изменили выражения, даже когда собаки начали посылать страх.
– Уберите их с дороги, – приказал Старк. И стая начала убивать.
Собаки были очень злы, и скоро все было кончено. Старк поднял чей-то меч, оставив выпачканные в крови пояс и ножны.
Затем он направился к лестнице.
В мозгу он услышал голос Герда:
И Хан, Бендсмены…
В сознании Старка вспыхнуло ослепительное белое пятно и он понял, что Герд имеет в виду Лордов Защитников. Псы не отличали их от Бендсменов.
Бендсмены приказывают убить тебя.
Старк ожидал этого. Псы были преданы Бендсменам. Сильна ли, как прежде, власть Бендсменов? Если сильна, то сейчас с ним все будет кончено, как минуту назад было кончено с этими солдатами.
Старк повернулся к Герду. Он взглянул в самую глубину кроваво-красных глаз.
– Вы не можете убить И Хана.
Герд смотрел на него, как бы раздумывая. Он поджал шершавые губы и обнажил два ряда Клыков. На них еще оставалась кровь. Псы завыли, залаяли, скребя когтями по каменным плитам.
– За кем вы идете? – спросил Старк.
– Мы идем за сильнейшим. Но Шкуродер повиновался Бендсменам.
– Я не Шкуродер, я – И Хан. Ты хочешь, чтобы я убил тебя?
Он должен сделать это. Острие меча уперлось прямо в горло Герду.
Старк также жаждал крови, как и Псы.
Герд почувствовал это. Его свирепый взгляд скользнул в сторону.
Голова опустилась. Стая успокоилась.
– Пошлите страх, – приказал Старк. – Пусть погибнут все, кроме Бендсменов и человека. Убейте слуг, которые стреляли в вас. Потом мы поговорим с Бендсменами.
Его рука сжала рукоять меча.
Псы повиновались ему. Он ощутил тугую вибрацию воздуха, возбуждаемого их мощным излучением.
Старк повел их по лестнице.
Наверху находились несколько человек. Они были охвачены ужасом и находились на краю гибели. Псы лениво загрызли их. Герд поднял главного из них и как котенка принес Старку, как бы предлагая подкрепиться.
Больше против них никого не было. Все остальные, у кого остались силы, бежали охваченные паникой.
Наконец Старк пришел в большой холл. Потолки здесь были выше, чем там, где хранились рукописи, но холл был не таким длинным. Окна здесь были открыты в вечный туман. Помещение было скудно, почти бедно, обставлено мебелью. Очевидно здесь было место для молитвы. Келл а Марг, Дочь Скэйта, была не права. Не было ни следа тайных грехов и безумной роскоши ни в убранстве холла, ни в лицах семи одетых в белые мантии людей, которые стояли, как застигнутые ударом грома. Они были поражены той быстротой, с которой произошел захват Цитадели.
Здесь был и восьмой человек, но не в белой мантии.
Саймон Аштон.
Герд бросил труп охранника. Старк положил руку на его огромную голову и сказал:
– Пусть землянин подойдет ко мне.
Аштон подошел и встал справа от него. Он очень похудел с тех пор, как Старк видел его в последний раз. И на нем очень отразилось пребывание в заключении. Но все же он был цел и невредим. Никаких ран на нем не было.
– Где Геррит? – спросил Старк у Лордов Защитников.
Ответил тот, что стоял впереди. Как и все остальные он был старикам, но не дряхлым и немощным, а твердым и властным. Его квадратная челюсть и свирепые глаза отражали бескомпромиссную и несгибаемую волю.
– Мы допросили ее и раненого человека, а затем отослали их вместе с Гельмаром на юг, мы не верили в то, что ты выживешь в Доме Матери Скэйта.
Среди Детей Скэйта.
Он взглянул на Псов.
– И в это тоже невозможно поверить.
– И тем не менее, я здесь, – сказал Старк.
Быстрый переход