Loading...
Изменить размер шрифта - +

Может быть, потому что боги были более озабочены убийствами и нанесениями увечий, чем украшением интерьера. Но, всё же ... может быть, в то время пока Страйдер пребывал в мечтах о грядущих поздравлениях за хорошо выполненную работу, он зашёл не в тот дом? Такое уже бывало.

Спросить даже неловко. Невозможно придумать разумное объяснение для покрытого сажей, в порезах и синяках багажа, что он приволок. Без сомнений сразу вызовут копов. Да и разъяснения по поводу забрызганной кровью одежды стали бы просто настоящим праздником.Нет, решил он секундой позже. Он там, где нужно.

Должен быть. У лестницы на стене висел портрет Сабина, хранителя Сомнения. Голого. Только у одного человека хватило бы наглости насмехаться над таким зверем как Сабин подобным образом. У Аньи, богини Анархии и беспорядка, которая только что встретила свою судьбу в лице Люциена, хранителя Смерти. Странная парочка, если бы спросили Страйдера, но никого это не интересует, поэтому оставим своё мнение при себе. Кроме того, лучше промолчать, чем остаться без такой любимой части тела. Анья не переносит критики. Ни в чём.

- Хэй, Тор Тор, - прокричал он.

Торин, хранитель демона Болезни. Чувак, который никогда не покидает крепость. Всегда здесь, наблюдал с помощью камер за периметром, обеспечивая безопасность дома также хорошо, как и управлялся со своей мелкой техникой, по военным спец заказам, купленной нелегально за наличку.

Сначала ответа не последовало, только ещё одно эхо его голоса, и Страйдер начал беспокоиться. Случилась какая-то катастрофа? Полное уничтожение демонов? В таком случае, почему он всё ещё жив? Или это у Кейна, хранителя Всех Видов Несчастий, выдалась скверная неделька и...

Раздался звук шагов, ближе и ближе, и на него нахлынуло облегчение. Он поднял глаза на лестницу - там был Торин, стоящий на раскрашенном под шкуру зебры коврике, - Страйдер не мог припомнить, что видел его раньше, - его белые волосы растрепались вокруг дьявольского лица, а зелёные глаза горели подобно изумрудам.

- Добро пожаловать домой, - произнес Торин и добавил, - говнюк.

- Какая теплая встреча.

- Ты не звонишь, не пишешь и ещё ждешь любви и ласки?

- Ага.

- Выпендрежник.

Торин был одет в чёрное с головы до пят, его руки покрывали мягкие кожаные перчатки. С точки зрения моды, эти перчатки были перебором. Тем не менее, для спасения человечества они были своего рода необходимостью. Одно-единственное прикосновение кожи Торина к кому бы то ни было - и привет, чума. Демон парня наполнял какой-то болезнью его вены, так что единственного прикосновения было достаточно для её распространения. Даже для Страйдера. Но будучи бессмертным, Страйдер не умер бы от небольшого кашля/жара/кровавой рвоты. В отличие от людей, которые вымерли бы, возможно, даже на всей планете, потому что инфекцию практически невозможно было остановить.

Страйдер, в свою очередь, заражал бы болезнью каждого, к кому прикасался, а так как он умеренно наслаждался обольщением людей, у него была определённая зависимость от прикосновения кожа к коже.

- Ну как, здесь всё хорошо? - спросил Страйдер. - Все в порядке?

- Теперь ты хочешь узнать?

- Ага.

- Выпендрёжник. Ну, по большей части всё в порядке. Большинство парней отсутствуют - прячут артефакты и ищут последний из них. Остальные охотятся за Галеном. - Торин спустился, переступая через две ступеньки, и остановился внизу, оставаясь на расстоянии удара. Как всегда. Его взгляд переключился на женщину, и его зрачки расширились от веселья, скрывая все эмоции, которые отражались там до этого. - Так, теперь твоя очередь влюбиться, а? Придурок! Я-то думал, у тебя больше здравого смысла.

- Я тебя умоляю. Я не хочу иметь ничего общего с этой своенравной сучкой.

Во время их кажущегося бесконечным похода он обнаружил, что желает её всё больше и больше. И всё больше ненавидит себя. Она могла быть ходячим сексом, если бы не была приговорённой к смерти.

Быстрый переход