Loading...
Изменить размер шрифта - +

Сабин не позволит ему забивать себе голову этим дерьмом. Сабин не слезет с него, пока он не начнёт действовать. У Страйдера не останется другого выбора, кроме как встать на площадку и выбить мяч с поля.

Потому что... Его руки сжались в кулаки. Потому что эта женщина, это ходячее зло...

Он стиснул зубы, его челюсти сжались настолько плотно, что боль пронзила его виски и ударила в голову. Он испытывал ту же самую боль каждый раз, когда вспоминал о том, что она когда-то сделала. Эта женщина помогла обезглавить его друга Бадена, когда-то хранителя демона Недоверия.

Страйдер никогда бы не смог забыть или простить этого.

Жестокое обезглавливание произошло тысячи лет назад, но боль в нем был свежа, как если бы это случилось сегодня утром. Вместе с его другом, часть его души умерла в тот день, и, как девушка узнала во время их похода в эту крепость, большая часть его сердца увяла, тоже.

Милосердие не было его сильной стороной. Больше нет. Тем более не для нее.

Он думал, что уже убил ее во время мести, все эти столетия назад. Вспомнился разрез от его меча, темно-красный поток ее крови и металлическое зловоние смерти, витающее в воздухе. Звук ее тела ударившегося о скалу, ее последний булькающий вздох. Но она была здесь, жива и здорова и сводящая его с ума. Может быть, он убил ее. Может быть, она возродилась. Или, может быть, ее душа была начинкой внутри другого тела. Или, может быть, эта цыпочка была более бессмертна, чем он и каким-то образом исцелилась после обезглавливания. Он не знал, ему было все равно.

Всё, что имело значение, это то, что это была Хади из Древней Греции. Ну, теперь она называла себя Хайди. Из Хад-и в Хай-ди. Очевидно, она изменила написание и произношение, чтобы соответствовать времени. Не то, чтобы ему было до этого дело.

Он называл ее Экс, сокращенно от демона Палача, и все.

Доказательство ее преступления покоилось в ее глазах. В тех зимних, черствых серых глазах. В гордости, что текла в ее голос каждый раз, когда она говорила о той роковой ночи - Я просто наслаждалась тем, как его голова покатилась. Не так ли? - и эти застывшие татуировки, выгравированные на ее спине. Татуировки, которые держали счет. Хайди 1. Повелители 4.

Она заслуживает всего того, что он и Сабин сделают с ней.

- Я отведу её в подземелье, - сказал он, и никогда ещё не звучало в его голосе такого сочетания удовольствия и сожаления. Он снова двинулся вперёд, бросив через плечо, - не мог бы ты побыть заинькой и сообщить крошке Сомнению...

- Не мог бы, Страйди-чувак. Есть кое-что, что ты должен увидеть. - Вспышка страха, смешанная с опасением и мрачным ожиданием, последовала за этими словами.

Страйдер остановился, одна нога застыла в воздухе. Он выпрямился, всё ещё спящий груз почти соскользнул на пол. Он медленно повернулся, придерживая Экс, и встречаясь взглядом с Торином, его собственное чувство страха разрасталось, он заметил бледность кожи своего друга.

Белая, испещрённая крошечными синими венками.

- Ты сказал, что всё в порядке. Так что не так?

Торин покачал головой.

- Не могу объяснять, пока ты не увидел. И я имел в виду, что все хорошо в общем. Теперь пошли.

- Девчонка...

- Возьми ее. За ней присмотрят, увидишь. - Торин взмахнул рукой и помчался вверх по лестнице, перешагивая за раз по две ступеньки.

Чувствуя, как страх усиливается, Страйдер последовал за ним с Экс, подпрыгивающей на его плече. Если бы она проснулась, из неё бы вышибло весь воздух, снова и снова она бы хрипела от боли, постоянно ударяясь желудком о его кости. И она сопротивлялась бы ему так, как не каждый сумел бы.

Жаль, что наркотики были настолько сильными. Хорошая драка успокоила бы его нервы.

Что могло случиться настолько серьёзного, что Торин не захотел потратить несколько минут, чтобы запереть ненавистного Ловца?

Его мысли разлетелись в тот момент, когда он достиг лестничной площадки.

Быстрый переход