Loading...
Изменить размер шрифта - +
Сотрудники вечно пытаются прийти раньше приезжих ученых и разных типов из Вашингтона, даже если это означает появляться в Кентоне в четыре утра. Но Лиза так не может, не с Карло.

"Лиза, пришли результаты последних тестов", сказал доктор Пол Ламбет, ведущий ученый Кентона. Все ученые относились к ней весьма внимательно, держа ее полностью информированной, хотя она всего лишь интерн. И хотя проект сейчас сильно засекречен. Доктор Стефани Хансен настояла, чтобы Лиза осталась даже после того, как Министерство обороны поставило под вопрос присутствие всего лишь студентки в подобной беспрецедентной ситуации. Хал то есть, доктор Харольд Шеффер - боролся за то, чтобы Лиза получила необходимый допуск, хотя из-за Данило это было, наверное, нелегко. Ничего, что она не виделась с Данило больше года, или что членство в "Гринпис" не совсем равносильно членству в организации "Китай - первый!", или у нео-наци. МО не славится терпимостью к экстремистским организациям даже и ненасильственным.

Конечно, Лиза сознавала, что Стефани и Хал думали в основном о защите своей программы интернов, чем специально о ней. Лиза все равно благодарна. Она просто желала, чтобы благодарность не заставляла ее чувствовать себя так скованно.

"Последние результаты", повторила Стефани вслед за Полом, и дрожь тревоги прошла по Лизе. Стефани, решительная и молчаливая, никогда не повторяла слова за другими и не говорила ничего, кроме необходимого. И глаза Стефани светились на ее обветренном лице, которое тридцать лет провело на свежем воздухе, изучая, как окружающая среда и все, что есть в ней, работают вместе для поддержания жизни.

Пол всегда был цветистее Стефани. Конечно, именно Пол в конечном счете сделал объявление для прессы, стоя бок о бок с президентом в Овальном кабинете. "Может, вы лучше сядете, Лиза? Новость нешуточная."

"Что там?", спросила она, надеясь, что это не розыгрыш, ибо он знал, что она реагирует на его шутки, затаив дыхание, как он и ожидал.

"Генетическая структура базируется не на ДНК."

Она почувствовала, как открывается рот и расширяются ее глаза, хотя заявление не было неожиданным. Она раздумывала над этим с тех самых пор, как увидела животное, принесенное человеком, незаконно охотившимся на уток в заповеднике. Они все раздумывали. Космический корабль заставил их отнестись к животному столь серьезно, а не просто списать со счета, как еще одно уродство, вызванное загрязнением окружающей среды. Из Вашингтона прибыли спецы НАСА, прогнали тесты на обуглившейся поверхности и загадочной внутренности полупогруженного объекта, и удостоверили, что эта структура космический корабль. И немедленно увезли его куда-то в секретное место.

Но Пол Ламбет отвоевал продолжение исследования этого животного и других животных, в точности таких же, найденных вскоре же, в рамках собственного проекта Кентона и приезжих ученых из лабораторий Вашингтона. Пол победил, но не потому, что в Кентоне была хорошо оборудованная лаборатория (хотя она была: Джон К. Кентон оставил пожертвования столь щедрые, что из завидовали даже такие места, как Гарвард). Кентон удержал ответственность за главные исследования потому, что именно здесь находились болота, а кто знал, что еще привез этот корабль? Кентонский заповедник, немедленно объявленный в карантин, стал горой, куда устремились выдающиеся научные Магометы, ибо к ним не пойдет же вся эта болотная экосистема. Поэтому в Кентоне проводились исследования in situ, а Колумбийский, Гарвард и Колд-Харбор занимались зоологией и генетикой.

Основано не на ДНК. Чужая.

"Что..." Лиза почувствовала раздражение оттого, что голос оказался чересчур тонок. "... что они собираются делать?"

"Пока ничего", ответил Пол, и даже в его гладком, любимым прессой голосе, она расслышала скрытое благоговение. "Мы еще даже не исследовали экосистему. Вы закончили тестирование проб воды?"

"Еще нет", ответила Лиза.

Быстрый переход