Изменить размер шрифта - +
 – Могут пройти недели, а то и месяцы. Этот осколок успеет обратиться в ничто.

– О чем и речь, – подхватил я. – Нам нужно спровоцировать их на действие. Нужно заставить их найти нас. Сейчас в мире существует четыре места, за которыми они наверняка следят, там, где должны находиться еще не найденные локули.

– Четыре оставшиеся Чуда света! – воскликнула Эли.

– Я поговорю с моим папой, а ты – со своей мамой, Эли. Объясни, что это вопрос жизни и смерти. Мы должны вернуться на остров и найти Фидла. Он прячется где-то там с другими служащими ИК. У них должен быть какой-то план. Они нам помогут. Как только тебя выпишут из больницы…

– Стой, – перебил Касс. – То есть мы должны будем отправиться к одному из Чудес света и найти там кого-нибудь из Масса?

– Нет, – помотал я головой. – Нам нужно будет всего лишь оказаться там. И тогда они сами к нам придут.

 

Сон о Мавзолее

 

КТО?

Я знаю лишь, что я опять в Бодруме. В последнем месте, где мне бы хотелось находиться. Здесь мы должны были найти локулус, но потерпели неудачу. Именно отсюда мы отправились в Нью-Йорк, где все наши надежды пошли прахом…

Рядом со мной не было никого – ни папы, ни Касса, ни Эли, ни Торквина, ни Канавара. Гостиниц и жилых домов тоже не стало. На мне были сандалии и сутана. Растерянность сменилась паникой. Меня окружали безлюдные холмы, прикрытые тьмой ночи и освещаемые луной.

Это был не Бодрум, а Галикарнас. Иное время. Стоило мне это понять, как мысли Джека вымело из моей головы.

Вместо них хлынул поток чужих, размытых воспоминаний. О красоте и боли. О темно-зеленых лесах и мерцающих голубых озерах, счастливо смеющихся семьях, ученых в окружении детей-учеников, увеселительных схватках силачей со смертельно опасными вромаски и пролетающих над головой красных грифонах с когтистыми лапами.

О надвигающихся тучах и ревущем пламени, почерневших трупах и визжащих животных.

За моим плечом кожаный мешок. Внутри его сфера. Она выглядит как локулус исцеления, но я знаю, что это не он. Это фальшивка. Таков мой план. Именно поэтому я специально иду не в том направлении – прочь от оставшегося вдалеке силуэта наполовину законченного, но уже поражающего своей грандиозностью строения. Мавзолея.

Это тоже часть моего плана.

Я иду быстрым шагом так, чтобы море оставалось слева от меня.

Теперь я знаю. Я Массарим. И у меня есть план.

Не так далеко отсюда, может, в полумиле, есть холм. Там густой лес и кустарник. Там ждут наемники. Они отведут меня в безопасное место. После чего мой план будет выполнен.

Я хочу, чтобы меня обнаружили до того, как я доберусь до них. Меня должны обнаружить. На этом и строится мой план. В голове мелькнул образ: настоящий локулус в безопасности под землей. По крайней мере, я надеюсь на это.

Мне страшно. Но я замедляю шаг и дышу глубже.

Когда происходит взрыв, я едва успеваю уберечь глаза от ослепительной вспышки, а облако пыли ударяет по мне, будто гигантский кулак. Я невольно делаю шаг назад. И падаю на колени.

Облако начинает подниматься, и передо мной появляется высокий бородатый мужчина. В белом одеянии с золотой каймой. Его волосы седы, но он держится прямо, точно воин, а его плечи бугрятся мускулами. От него исходит сила, но его лицо, что мне знакомо, опечалено.

Часть меня хочет броситься к нему и обнять. Но эти дни остались в прошлом. Границы очерчены. Теперь он – мой враг, так как является врагом всего мира.

– Я надеюсь, твой разум к тебе вернулся, – с нажимом произносит он.

Мне одновременно и спокойно, и тревожно от звуков голоса моего отца.

Старик подходит ближе, ткань его одеяния хлопает на сильном ветру с моря.

Быстрый переход
Мы в Instagram