Изменить размер шрифта - +

Старик подходит ближе, ткань его одеяния хлопает на сильном ветру с моря. Я вижу рукоять его меча, его сокровища, что скрыт в ножнах. Но кожа ножен истерта и обтрепалась. Я знаю, то, во что превратился его любимый клинок, отец воспринимает как личное оскорбление. Медленно я отступаю боком к краю обрыва. Под нами бушуют волны, захлестывающие берег.

– Мой разум, – говорю я с деланой уверенностью и едва узнаю собственный голос, – никогда меня не покидал, Ула’ар.

Выражение лица старика смягчается легкой грустной улыбкой. Он протягивает в мою сторону руку с раскрытой ладонью.

Я делаю шаг ему навстречу и резко поворачиваюсь. Размахнувшись, я с силой бросаю локулус в море.

Я смотрю, как сфера, вращаясь и поблескивая в тусклом свете луны, уменьшается. Глаза отца лезут из орбит. Его рот напоминает черный провал.

С криком, что раздирает мне душу, будто кинжал, он бросается вниз, навстречу ревущей стихии.

 

Если это выглядит как обман?.

 

Именно столько понадобилось докторам, чтобы наконец выписать Эли. Весь этот срок я много размышлял над увиденным сном. Но мы с Кассом так и не смогли понять, что он означал.

Основная задача состояла в том, чтобы убедить папу в целесообразности нашего плана. Он изо всех сил пытался вести себя так, будто у нас все в шоколаде и жизнь прекрасна и удивительна, но мы продолжали бомбардировать его логикой и мольбами, надеясь на скорую капитуляцию. Удивительно, как он не сбросил нас в одно из озер на ранчо Ла-Брея.

Когда Эли выписали, мы отпраздновали это все вместе. Причем сразу на двух этажах ее дома. На верхнем этаже мы с Эли и Кассом выложили на стол все нарытые нами данные и серьезно задумались, куда отправиться, чтобы нас там схватили.

В это время на первом этаже ее мама и мой папа обедали. И спорили. Ну, ладно, обменивались мнениями.

– Моему папе все это очень не нравится, – поделился я.

– Но он уже перешел от «Вы с ума сошли?» к «Может, поговорим о чем-нибудь другом?», – заметил Касс.

– Думаю, мама справится, – сказала Эли. – Я объяснила ей, что это единственный способ сохранить мне жизнь. А она сказала, что уже раз видела меня мертвой и не желает, чтобы это повторилось. У нее получится. Когда она хочет, она бывает очень убедительной. – Она застучала по клавиатуре. – Ладно, лучше взгляните сюда.

 

●  Традиционный обед ждет вас в наших вкуснейших кафе на берегу.

●  Под неусыпным надзором знаменитого на весь мир Чуда Света «ЦАРЬ ЗЕВС».

– Похож на Торквина, у которого был плохой день, – сказал Касс.

– Это что, шутка? – спросил я.

– Прекрасно тебя понимаю, – отозвалась Эли. – Я тоже подумала, что это как-то подозрительно, но что-то не давало мне покоя. На всякий случай я решила проверить. И вот что нашла.

Она открыла новую страничку:

Mythdebunkers.org

Раскрываем обманы с 1998 г.

 

Мы получили письмо, в котором, согласно мнению некоего археолога, утверждалось, будто бы стоящая в маленьком городке в Пелопоннесе статуя является одним из Семи чудес Древнего мира: статуей Зевса в Олимпии.

 

ФАКТЫ: Статуя, стоящая на площади Руфони, не имеет ничего общего со статуей Зевса, которая, кроме всего прочего, изображала бога сидящим. Столь грубая попытка выдать ее за великое произведение античного искусства не вызывает ничего, кроме смеха. Кое-кто из ученых 19-го столетия выдвигал гипотезу, будто эта статуя была своего рода «черновым наброском» статуи Зевса. Но согласно заключению современных исследователей, ее можно отнести разве что к поделкам Викторианской эпохи, да и то с большой натяжкой.

Быстрый переход
Мы в Instagram