Loading...
Изменить размер шрифта - +

К этому вскоре прибавились и другие случаи. Первым привлек мое внимание ко всему этому Джимми Линдлен, работавший – если это можно назвать работой – в соседнем со мной отделе. Джимми собирал факты. Фактом в глазах этого бедняги было все, что попадало на страницы газет. Ему было все равно, о чем идет речь, лишь бы о чем‑нибудь необычном. Возможно, он от кого‑то слыхал, что истина не бывает простой, и поэтому решил, что все, что не просто, истина.

Я привык к его бурным вторжениям и не обращал на них особого внимания, поэтому его первый приход с пачкой вырезок о констебле Уолше и всей этой истории не вызвал во мне горячего интереса.

Но через день‑другой он появился с новой пачкой вырезок. Меня несколько удивило, что он вторично обратился к фактам одного и того же рода, и я отнесся к нему повнимательней.

– Вот. Повсюду – руки, ноги, головы, туловища… Прямо какое‑то наваждение. Это неспроста. Тут что‑то есть! – возгласил он – его интонации в печати соответствовал бы курсив.

Прочитав часть принесенных им заметок, я был вынужден признать, что на сей раз он открыл неиссякаемый источник необычного.

Один водитель автобуса увидел, что прямо перед ним на дороге торчит человеческое туловище, но тормозить было уже поздно. Когда же он остановил машину и сам не свой вылез из нее, чтоб осмотреть жертву, ее не оказалось. Какая‑то женщина высунулась из окна поглядеть, что делается на улице, и увидела под собой чью‑то голову, которая тоже смотрела на улицу, только прямо из кирпичной стены. В лавке одного мясника из пола вылезли две руки, которые, как видно, пытались что‑то нащупать; через мгновенье они исчезли в цементном полу – совершенно бесследно, разумеется, если не считать ущерба, нанесенного торговой репутации мясника. Какой‑то каменщик внезапно увидел возле себя странно одетую фигуру, висевшую прямо в воздухе. После этого рабочего пришлось под руки свести вниз и отправить домой. Еще одну человеческую фигуру заметили на пути следования товарного поезда, но когда поезд ее переехал, она точно сквозь землю провалилась.

Пока я просматривал эти и еще некоторые другие заметки, Джимми кипел от нетерпения прямо как сифон с содовой.

– Хм!… – только и промолвил я.

– Вот‑вот, – сказал он. – Что‑то тут есть.

– Допустим, – осторожно согласился я, – но что именно?

– Все происшествия не выходят за пределы одной определенной зоны, – многозначительно сказал Джимми и раскрыл передо мной карту города. – Погляди, я здесь отметил все случаи; они, как видишь, произошли недалеко один от другого. Где‑то здесь эпицентр. – Теперь его интонация передавала кавычки; он ждал, что на моем лице выразится удивление.

– Вот как? – сказал я. – Эпицентр? Только чего именно?

Он уклонился от прямого ответа.

– Есть у меня одна любопытная идея, – сказал он важно.

Каждая новая идея казалась ему любопытной, и тем не менее через час он мог утверждать что‑нибудь совершенно противоположное.

– Выкладывай! – сказал я.

– Телетранспортировка! – объявил он. – И ничто другое. Этого следовало ожидать. И вот кто‑то этим занялся.

– Хм! – сказал я.

– Ничего удивительного. – Он возбужденно придвинулся ко мне. – А как ты еще это объяснишь?

– Да, но если это телепередача, или телетранспортировка, или что‑то еще в этом роде, то где‑то непременно должен быть передатчик, ну и какая‑то приемная станция, что ли, – возразил я. – И разве возможно, чтоб человека или вещь куда‑то передали по радио, а потом воссоздали на старом месте?

– Разве мы что‑нибудь знаем об этом? – сказал он.

Быстрый переход