Loading...
Изменить размер шрифта - +

Анника глядела вдаль, на мерцающие колокольцы и на зеркальную гладь канала

– Когда Гуйка и Заило были маленькими, ты тоже рассказывал им о Земле, но иначе, чем сейчас. В те дни ты описывал большие города, в которых жили миллионы землян; громадные корабли, что выглядели по ночам ярко освещенными замками; машины, передвигавшиеся по земле с небывалой скоростью или летавшие над ней; голоса, передававшиеся по воздуху, и прочие чудеса. А иногда начинал распевать странные, бестолковые земные песенки, чтобы насмешить девочек. Но сегодня ты говорил о другом

– Говорить можно о многом. Повторяться вовсе не обязательно, верно?

– Важно не то, о чем ты рассказываешь, а то, почему ты это делаешь, – проговорила Анника.

Берт подул на уголья и поставил на них подлатанную кастрюлю. Он ничего не ответил

– Во вчерашнем нет будущего. Нельзя жить вспять, – продолжала женщина.

– Будущее! Разве у Марса есть будущее? Он дряхлеет, умирает, и мы умираем вместе с ним, – бросил Берт.

– А разве Земля не начала умирать с того самого мгновения, как стала остывать? Однако на ней возникла не одна цивилизация…

– Ну и что? – с горечью в голосе спросил Берт. – Где они теперь?

– Если так рассуждать, лучше и не рождаться на свет.

– Может быть.

Женщина посмотрела на него:

– На самом деле ты так не думаешь.

– Ошибаешься. В моем положении думать по‑другому не получается.

Над побережьем сгущались сумерки. Берт забросал уголья камнями и принялся собирать инструменты.

– Оставайся с нами, землянин, – предложила Анника. – Тебе пора отдохнуть.

Он изумленно уставился на нее, потом, скорее неосознанно, чем по зрелом размышлении, покачал головой. Давным‑давно убедивший себя в том, что его удел – скитаться по свету, он предпочитал не задаваться вопросом, насколько в нем сильна тяга к странствиям.

– Оставайся, будешь нам помогать. Ты разбираешься в том, чего мы попросту не знаем. И ты крепок и силен, как двое наших мужчин. – Анника окинула взглядом поля за зданием. – Тут хорошо, а с тобой станет еще лучше. Появятся новые поля, будет больше скота. Ведь мы тебе нравимся, правда?

Берт застыл. Какой‑то банникук осмелел настолько, что попробовал забраться к нему в карман. Он отогнал зверька взмахом руки.

– Да, я всегда возвращаюсь к вам с радостью, но…

– Что «но», землянин?

– Вот именно! Землянин… Мне тут нет места, поэтому я прихожу и ухожу и нигде не задерживаюсь.

– Место найдется, если захочешь. Ты сроднился с Марсом. Окажись ты сейчас на сотворенной заново Земле, она показалась бы тебе совершенно чужой.

Берт недоверчиво покачал головой.

– По‑твоему, согласившись со мной, ты предашь память Земли? Считай, как тебе угодно. Я полагаю, что не ошиблась.

– Этого не может быть. – Он вновь покачал головой. – И потом, какая разница?

– Большая, – ответила Анника. – Ты потихоньку начинаешь понимать, что жизнь нельзя остановить только потому, что она тебя не устраивает. Ты – частичка этой жизни.

– К чему ты клонишь?

– Просто существовать мало. Пойми, существовать значит брать. А жить – брать и отдавать.

– Ясненько, – с сомнением в голосе протянул Берт.

– Не думаю. В общем, и для тебя, и для нас будет лучше, если ты останешься, И не забудь про Заило.

– Заило? – недоуменно повторил Берт.

На следующее утро Берт отправился чинить водяное колесо, у которого его и нашла Заило.

Быстрый переход