Изменить размер шрифта - +

— Я здесь. Я иду.

 

Понимая, что изменить что-либо уже не в силах, Клодий смотрел, как Лей медленно, неотвратимо и упорно идет к молча ожидающему его Черному Скаю. «Боги!», — трибун впервые обратился к ним, не зная сам к кому именно из многочисленного пантеона.

Никогда не думал он, что сможет привязаться к кому-то так сильно, как к этому парнишке, идущему сейчас на встречу своей жуткой смерти. И он видел уже достаточно, что бы представить, как сейчас на их глазах дракон вырежет его сердце, даже не изменившись в лице… И никто ничего не сможет сделать…

И ничего они не смогут сделать, — думал Грецинн, зажимая рану, — Ни с этим драконом, ни с ними всеми… Криспина… Горгона права, люди слабы. Никто не выйдет против драконов, а тот кто выйдет — погибнет. И станут ли сенаторы объявлять облаву на драконов, если будут знать, что в любой момент кто-то из них может вот так запросто войти в дом… О, он уже знал, каким будет их решение после нынешних событий: да, они будут сражаться, будут искать таких же отчаянных и натравливать их на драконов, но по большому счету — они проиграли еще не вступив бой…

И драконы правы, — мир принадлежит им…

 

Тот, кого называли Черным Скаем, с усмешкой наблюдал, как юноша приближается к нему.

Лей остановился на расстоянии вытянутых рук, спокойно и серьезно глядя в глаза дракона. И никакого безумия, которое чудилось трибуну, там не было…

Скай медленно протянул ему окровавленный крис:

— Возьми.

Сильные пальцы юноши жестко сомкнулись на изогнутой рукояти.

— Бей, — чуть усмехнувшись сказал Черный Скай: не понятно — предлагал ли он напасть на него или обратить клинок против себя.

И Лей держал кинжал одинаково удобно и для атаки, и для удара в собственное горло…

И смотрел в глаза…

— Нет, — голос его не дрогнул, и твердой рукой он вернул крис.

Черный Скай улыбнулся шире и откровеннее.

— Тогда идем.

Он развернулся и направился к выходу. Не оборачиваясь и не оглядываясь, Лей последовал за ним…

Остановить их — ни у кого не достало воли.

Быстрый переход