Изменить размер шрифта - +
Шейд отметил слабую, колющую боль в глубине глаз. Что если все эти истории правда? Вдруг он действительно ослепнет?

— Совсем недолго, — пробормотал он, успокаивая себя.

Чинук подвинулся, его крылья зашуршали по коре ветки.

— Ш-ш-ш-ш, — прошипел Шейд. — Смотри, вон там.

На соседнем дереве неподвижно сидела сова, наполовину скрытая листвой.

— Ты ведь не боишься? — прошептал Шейд. — Сильной летучей мыши нечего бояться.

Сам Шейд, конечно, боялся, но думал, что сова не видит их. А даже если и видит, не нападет на них, пока не взошло солнце. Таков закон. Но он сомневался, что Чинуку это известно, потому что о таких вещах детям обычно не рассказывают. Он сам узнал об этом случайно, подслушав однажды разговор мамы с кем-то из взрослых. В его слабости есть и хорошие стороны: маленького Шейда мама носила с собой даже на собрания взрослых мышей. Таким образом он узнал уйму полезных вещей.

От ужасного крика совы шерсть у Шейда встала дыбом. Сильно всколыхнув воздух, сова снялась с ветки и полетела прочь, бесшумно взмахивая крыльями.

Шейд перевел дух.

— Я… я больше не могу, — заикаясь, пролепетал Чинук и быстро полетел в сторону Древесного Приюта.

Шейд смотрел, как он исчезает среди деревьев. Он чувствовал странное разочарование и сам не знал почему.

Теперь Шейд тоже мог лететь назад. Он победил.

Но оказалось, что это не все. Ему хотелось чего-то большего, и это удивляло его. Он действительно хотел увидеть солнце. Хотел сделать то, что строго запрещено.

Светлая полоса над кронами деревьев по ту сторону долины становилась все шире. Шейда удивляло, что это длится так долго. Половина неба уже окрасилась в бледно-серый цвет, а солнца все нет. Что происходит?

Он моргнул, повернулся и вдруг с изумлением обнаружил прямо перед собой плотную стену перьев. Поднял голову и встретился взглядом с огромными, полуприкрытыми тяжелыми веками глазами совы, которая сидела рядом с ним на ветке. Без единого звука Шейд вжался в кору, крепко вцепившись в нее когтями. Сова скользнула по нему взглядом, затем зловеще повернула массивную рогатую голову к светлеющему горизонту, проверяя, где солнце. Шейд хорошенько рассмотрел ее: грубое, прочное оперение, облекающее свирепую мощь, хищно изогнутый клюв, способный в одно мгновение разорвать плоть… Шейд знал, что сове не нужны глаза, чтобы видеть его. У нее тоже есть эхозрение.

Ни одна летучая мышь не может убить сову. Шейду следовало бы окаменеть от ужаса. Но он такой маленький, он сможет залезть туда, куда она не доберется: в узкие щели между тесно переплетенными ветвями, в трещины ствола.

Неожиданно Шейд почувствовал позади движение воздуха и, оглянувшись, увидел свою мать.

— Летим! — прошептала она. — Быстро!

Ее голос был таким непреклонным и сердитым, что он немедленно повиновался. Они ринулись к подножию холма, держась линии деревьев. Шейд оглянулся и увидел сову, которая не спеша летела за ними, мерно взмахивая гигантскими крыльями. Солнце все еще не явилось над горизонтом.

Они пронеслись над ручьем, сова не отставала. Вдруг Шейд почувствовал, что его крылья стали теплыми, и с недоумением посмотрел на них. Крылья ярко светились. Солнце.

— Быстро под деревья! — крикнула Ариэль, обернувшись. — Не оглядывайся!

Он оглянулся.

Тоненький краешек солнца показался над горизонтом, заливая долину ослепительным светом. Свет был такой мощный, что, казалось, в одно мгновение высосал из Шейда жизнь. Он крепко зажмурился.

Затем локатором нащупал мать и, так и не открывая глаз, следовал за ней, пока они не оказались под деревьями. Внезапно сова обрушилась на него — ее когти скользнули по перепонке крыла, чуть не проткнув его.

Быстрый переход
Мы в Instagram