Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

     - Ах, может быть, мне и на самом деле не устоять! - сказал воинственный Натан, поднимаясь нерешительно, как бумажный змей.
     Он тупо поглядел на стол, а затем, точно обессиленный своей попыткой встать, рухнул на стул, опустил голову и умолк.
     - Вот было бы весело драться из-за произведения, которое я никогда не читал и даже не видал! - обратился знаток к своему соседу.
     - Эмиль, береги фрак, твой сосед побледнел, - сказал Бисиу.
     - Кант? Еще один шар, надутый воздухом и пущенный на забаву глупцам!
     Материализм и спиритуализм - это две отличные ракетки, которыми шарлатаны в мантиях отбивают один и тот же волан. Бог ли во всем, по Спинозе, или же все исходит от бога, по святому Павлу... Дурачье! Отворить или же затворить дверь - разве это не одно и то же движение! Яйцо от курицы, или курица от яйца? (Передайте мне утку! ) Вот и вся наука.
     - Простофиля! - крикнул ему ученый. - Твой вопрос разрешен фактом.
     - Каким?
     - Разве профессорские кафедры были придуманы для философии, а не философия для кафедр? Надень очки и ознакомься с бюджетом.
     - Воры!
     - Дураки!
     - Плуты!
     - Тупицы!
     - Где, кроме Парижа, найдете вы столь живой, столь быстрый обмен мнениями? - воскликнул Бисиу, вдруг перейдя на баритон.
     - А ну-ка, Бисиу, изобрази нам какой-нибудь классический фарс!
     Какой-нибудь шарж, просим!
     - Изобразить вам девятнадцатый век?
     - Слушайте!
     - Тише!
     - Заткните глотки!
     - Ты замолчишь, чучело?
     - Дайте ему вина, и пусть молчит, мальчишка!
     - Ну, Бисиу, начинай!
     Художник застегнул свой черный фрак, надел желтые перчатки и, прищурив один глаз, состроил гримасу, изображая Ревю де Де Монд <см. Комментарии в конце текста>, но шум покрывал его голос, так что из его шутовской речи нельзя было уловить ни слова. Если не девятнадцатый век, так по крайней мере журнал ему удалось изобразить: и тот и другой не слышали собственных слов.
     Десерт был сервирован точно по волшебству. Весь стол занял большой прибор золоченой бронзы, вышедший из мастерской Томира. Высокие фигуры, которым знаменитый художник придал формы, почитаемые в Европе идеально красивыми, держали и несли на плечах целые горы клубники, ананасов, свежих фиников, янтарного винограда, золотистых персиков, апельсинов, прибывших на пароходе из Сетубаля, гранатов, плодов из Китая - словом, всяческие сюрпризы роскоши, чудеса кондитерского искусства, деликатесы самые лакомые, лакомства самые соблазнительные. Колорит гастрономических этих картин стал ярче от блеска фарфора, от искрящихся золотом каемок, от изгибов ваз.
     Мох, нежный, как пенная бахрома океанской волны, зеленый и

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram