Изменить размер шрифта - +
– Слушай, а ты прав. Не сидели же боевики здесь месяц, поджидая случайную машину, которая могла и вовсе не появиться.

– Тем более они были уверены, что в ней будет девушка, – задумчиво произнес Вахид. – Давай заедем в Гуни. Там наверняка слышали стрельбу. Заодно спросим, может, кто-то знает владельца «Жигулей», пропавшего вместе с машиной.

– Мы уже пытались с этим разобраться, – напомнил ему Антон. – Автомобиль с таким номером угнан два года назад, причем это была «Газель».

– Все равно, – не сдавался Вахид. – Всякое бывает, тем более здесь, в глуши.

Антон посмотрел на Дрона, безучастно дремавшего в машине, и махнул рукой:

– Хорошо, поехали.

Гуни напоминало скорее хутор, чем село. Пять домов с высокими глухими заборами. В одном из них трещал генератор. Снаружи, у ворот, на небольшой скамейке сидели два старика в костюмах и рубашках, застегнутых на последние пуговицы. Оба были в папахах. Один, с седыми усами и бородой, держал между ног палку.

Как и первый раз, Вахид направился говорить один. Тем временем возле машины появился подросток. Покрутившись, исчез. Спустя несколько минут со двора соседнего дома поднялся столб дыма.

– Вычислили нас, – спокойным голосом констатировал Дрон. – Сигналят…

– Да и черт с ними. – Антон потер глаза. Сильно клонило в сон.

Наконец Вахид вернулся. Усевшись за руль, завел машину:

– Сигналят кому-то. – Он кивнул на столб дыма.

– Мы уже заметили, – усмехнулся Антон. – Что говорит народ?

– В начале лета, – Вахид включил передачу и стал разворачиваться в обратном направлении, – на той дороге появились военные. Это удивило местных. По ней редко кто ездил. Но я ошибся, сказав, что люди в окрестностях фермы уже не живут. Туда год назад вернулись из Ингушетии две семьи. Там было несколько брошенных домов, они их заняли. Это беженцы из Грозного. В город побоялись возвращаться.

– Ты от темы не отклоняйся, – напомнил ему с заднего сиденья Дрон.

– Были у них две машины. Одна по описаниям подходит под наш «жигуленок».

– А про хозяев они ничего не сказали? – удивился Антон. – Все-таки целая семья погибла. Здесь несколько километров. Должны же что-то знать.

– Конечно, знают, – подтвердил Вахид, – но незнакомому человеку не скажут. Кстати, один старик сильно пристально меня рассматривал и даже спросил, не из Курчалоя ли я. Видимо, сталкивались.

– А ты что?

– Сказал, будто в Грозном живу, но там часто бываю в гостях.

Они миновали остатки бутафорского блокпоста. Впереди, за деревьями, появились крыши строений.

Неожиданно заработал спутниковый телефон.

– Мишенев! – вслух проговорил Антон, прикладывая трубку к уху.

– Филин, это Мишень, – подтверждая его предположение, голосом Максима заговорил телефон. – Лепутович убит. Шаман исчез. Веду преследование вооруженной группы, совершающей отход в направлении…

Он принялся докладывать координаты.

– Стой! – прижав трубку плечом, скомандовал Антон Вахиду и вынул карту. Спустя некоторое время он убрал телефон и развернулся назад, к Дрону: – Лепутович убит. Иса, судя по всему, оказался в руках боевиков. В доме его родственника были бандиты. Сейчас Мишенев со Стромиловым сидят на хвосте небольшой банды. Те пока об этом не знают. Спешно сматываются в горы. Ее численность он не знает. Идут следом за двумя боевиками, прикрывающими отход. Предлагает нам выйти навстречу и устроить засаду.

Волков с Дроном переглянулись.

– Юрка точно убит? – зачем-то спросил Джин.

Быстрый переход