Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Из-за семнадцати долларов и двух журналов, – услужливо подсказал Т. Карл.

– Так много? – удивился Спайсер и покачал головой.

Из-за таких денег в тюрьме «Трамбл» можно судиться бесконечно.

Сидевший рядом с ним Финн Ярбер явно заскучал. Одной рукой он стал поглаживать свою лохматую седую бороду, а длинными и не вполне ухоженными ногтями на пальцах другой медленно водить по столу. Потеряв в конце концов всяческое терпение, он притопнул и быстро осмотрел присутствующих. Когда-то давно, еще находясь на высокой должности председателя Верховного суда штата Калифорния, он выработал привычку топать ногами, когда дело заходило в тупик и нужно было принять срочное решение.

– Слушание данного дела будет продолжено на следующем заседании, – твердо произнес он не терпящим возражения голосом.

– Отложенное правосудие есть отсутствие всякого правосудия, – угрюмо изрек Магрудер и плюхнулся на стул.

– Весьма оригинальное мнение, – ухмыльнулся Бич. – И все же придется подождать до следующей недели, когда мы наверняка вынесем решение в пользу истца в случае неявки ответчика.

– Решение принято, – торжественно объявил Спайсер волю суда, после чего Т. Карл внес в тетрадь требуемые изменения.

Магрудер сидел, недовольно насупившись и не скрывая своего недовольства решением суда.

Правила судопроизводства здесь были очень простыми и понятными. Иски должны быть четкими и максимально лаконичными. При этом не предполагалось абсолютно никаких расследований, а решение суда всегда было кратким и быстрым.

Оно принималось на месте и без проволочек, чаще всего обе стороны признавали решение суда справедливым. Местное судопроизводство не предусматривало апелляций, так как апеллировать было фактически не к кону. Опрашиваемые по тому или иному делу свидетели, как правило, не присягали на Библии и не клялись говорить исключительно правду.

Разумеется, в таких условиях дача ложных показаний и лжесвидетельство были обычной практикой. В конце концов, дело происходило в тюрьме, а не в обычном суде.

– Что у нас дальше? – повернулся к Т. Карлу Спайсер.

Тот слегка замялся, а потом собрался с силами и решительно ответил:

– Дело Уиза.

В столовой воцарилась гробовая тишина, а потом вдруг послышался скрип старых пластиковых стульев и агрессивно-нервное ерзанье присутствующих. Шум и скрип в зале продолжались до тех пор, пока Т. Карл не вышел из себя и не призвал к порядку.

– Хватит ерзать! – громко воскликнул он, нетерпеливо взмахнув рукой. – Вы и так слишком близко придвинулись к судьям. – Действительно, внезапно возбудившиеся слушатели оказались на расстоянии менее двадцати футов от судейского стола. – Призываю всех к порядку и прошу не приближаться к судьям!

Дело Уиза рассматривалось в тюрьме «Трамбл» уже несколько месяцев. Он был молодым и весьма дерзким мошенником с Уолл-стрит, и, по слухам, облапошил не одного богатого клиента, скопив таким образом не менее четырех миллионов долларов. Уиз надежно укрыл деньги в одном из банков за границей и эффективно распоряжался ими из тюрьмы. Ему осталось сидеть еще как минимум шесть лет, после чего он должен был выйти на свободу. К тому времени ему будет сорок и он вполне сможет насладиться жизнью миллионера. Все обитатели «Трамбла» считали, что он ведет себя достойно, тихо, не нарывается на неприятности и с нетерпением ждет того момента, когда двери тюрьмы распахнутся перед ним и позволят добраться до сбережений. Никто не сомневался в том, что он сразу же улетит на своем самолете в какую-нибудь маленькую страну, где без особых проблем будет доживать оставшиеся годы. А слухи о его богатстве и предприимчивости с каждым днем все активнее циркулировали среди обитателей тюрьмы.

Быстрый переход