Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — И где они — внутри фигуры или летят где‑то над ней в воздушной машине?»

Фигура перешла на паназиатский язык. Ардмор не понимал слов, но примерно представлял себе, о чем идет речь. Даунер сообщал завоевателем, что час отмщения настал и что всякий, кто хочет спасти свою желтую шкуру, должен бежать немедленно. Только излагал он это куда выразительнее, в подробностях, прекрасно зная слабые места их психологии.

Наводящая ужас фигура остановилась в парке перед дворцом, низко наклонилась и коснулась огромным пальцем бегущего азиата. Тот исчез. Фигура снова выпрямилась и продолжала говорить на паназиатском языке — но на площади уже не осталось ни одного противника.

Бой еще несколько часов то затихал, то возобновлялся, но был уже мало похож на правильные боевые действия, а напоминал скорее облаву на крыс. Одни азиаты сдавались в плен, другие кончали с гобой, но большинство погибло от руки своих бывших рабов.

Томас делал подробный доклад Ардмору о том, как идут дела во всех городах страны, когда его прервал дежурный из центра связи:

— — Вас срочно вызывает священник из столицы, сэр.

— — Давайте.

— — Майор Ардмор? — прозвучал голос священника.

— — Да, я слушаю.

— — Мы взяли а плен Наследного Принца.

— — Ну да?!

— — Да, сэр. Прошу вашего разрешения его казнить.

— — Нет!

— — Как вы сказали, сэр?

— — Я сказал — нет! Я буду говорить с ним в вашем штабе. Смотрите, чтобы с ним ничего не случилось!

Прежде чем приказать привести к себе Наследного Принца, Ардмор сбрил бороду и переоделся в военную форму. Когда наконец паназиатский властитель предстал перед ним, он взглянул ему прямо в глаза и сказал без особых церемоний:

— — Вес ваши люди, которых мне удастся спасти, будут погружены на корабли и отправлены туда, откуда явились.

— — Вы милосердны.

— — Я полагаю, вы уже понимаете, что вас обманули и перехитрили — благодаря достижениям науки, на которые оказалась не способна ваша культура. Вы могли смести нас с лица земли в любое время — вплоть до самого последнего момента.

Лицо азиата оставалось бесстрастным. Ардмор искренне надеялся, что это только внешнее спокойствие.

— — То, что я сказал о ваших людях, не относится к вам, — продолжал он. — Вас я считаю обыкновенным преступником.

Принц поднял брови.

— — За то, что я вел войну?

— — Нет, в этом вы, возможно, еще могли бы оправдаться За массовое убийство, которое было совершено по вашему приказу на территории Соединенных Штатов, — за ваш «наглядный урок». Вы будете подвергнуты суду, как любой другой обыкновенный преступник, и я сильно подозреваю, что приговор будет гласить: «повесить за шею, пока не умрет». Это все. Уведите ее.

— — Одну минуту, прошу вас.

— — Что еще?

— — Вы помните шахматную задачу, которую видели в моем дворце?

— — Ну и что?

— — Вы не скажете мне, как решить ее в четыре хода?

— — Ах, вот что! — Ардмор от души рассмеялся — Вы очень легковерны, да? Я не знаю, как ее решить Это был просто блеф.

И тут невозмутимое спокойствие, наконец, изменило Наследному Принцу. Суд над ним так и не состоялся. На следующее утро его нашли мертвым — он лежал, уронив голову на шахматную доску, которую попросил ему принести.

Быстрый переход