Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Почему? — спросила Таня.

— Или не желает портить отчетность, или состоит в доле с воришками, — ответил Игорь и снова улыбнулся ей. Сердце у Тани замерло. Неужели она ему понравилась?

Лимузин с дипломатическими номерами мчался по улицам и скоро оказался на трассе, которая змеей вилась по гористой местности. Бертран располагался в нескольких часах пути. Алла достала перламутровый веер и стала обмахиваться.

— Мы подъезжаем, — произнес наконец Игорь. — Извините, что пришлось долго ехать, но в Бертране нет собственного аэропорта, только причалы для яхт. Впрочем, вы и сами увидите.

С горного серпантина открылся великолепный вид на крошечное княжество. Оно напоминало подкову: бухта врезалась прямо в берег, а шикарные виллы и светящиеся небоскребы тянулись тонкой полоской вдоль моря.

— Какая красота, — пробормотала Алла. Все сомнения отпали: Бертран именно то место, где она хочет жить. Конечно, здесь всего две тысячи жителей, да и территория государства смешная, то ли семь, то ли десять квадратных километров, но рукой подать до Ниццы, можно и в Париж слетать.

Таню очаровал вид заходящего солнца. Лучи прорезали в облаках, похожих на замки, розовые бойницы.

Море казалось темно-синим, практически черным. Неужели в ее распоряжении всего месяц, и потом она покинет это великолепие на целый год?

Москва казалась такой далекой. У Тани защемило сердце. Она расстанется с отцом. И с Игорем. Она быстро посмотрела на молодого человека. Он — как назло! — внимательно следил за ней в автомобильное зеркало.

Их взгляды встретились. Таня снова покраснела. Боже мой, нечего вести себя, как девчонка.

— Советское посольство расположено в крошечном замке, раньше там проживала вдовствующая великая княгиня Эдвардина, супруга Филиппа Первого, который правил в девятнадцатом веке, — пояснял Игорь.

— А часто ли устраивают приемы во дворце? — поинтересовалась Алла. Узнав, что Бертран — это монархия, она захватила с собой около десятка вечерних туалетов. Никто не посмеет сказать, что у жены русского посла плохой вкус. Она всех затмит своим великолепием.

— Примерно раз в месяц, — ответил Игорь. — Нынешний великий князь, Клод-Ноэль, вступил на трон всего несколько лет назад. Его отец, Виктор-Иоанн IV, был крайне популярен. Молодой князь пока что предается развеселой жизни, тратит деньги.

— А великая княгиня? — задала вопрос Таня. Ее не занимали великосветские новости, но ей хотелось до смерти, чтобы Игорь обращался именно к ней.

— Клод-Ноэль не женат, и это основная проблема всей страны, — ответил Игорь. — Если у династии Гримбургов, которая правит в Бертране, не будет наследников, то возникнет политическая коллизия. Однако ходят слухи, что он приглядел себе какую-то немецкую герцогиню. Впрочем, такие слухи возникают каждые полгода.

Таню поразили шикарные виллы, которые больше походили на декорация к сказкам: белоснежные башенки, лепнина, мраморные лестницы, ведущие к бассейну.

— Кому все это принадлежит? — спросила она.

Игорь охотно пояснил:

— Как нас учили в школе, а затем в университете, капиталистам, эксплуататорам рабочего класса. А если серьезно, то взгляните направо, видите домик со стеклянным куполом вместо крыши?

Домик оказался расположенной на трех ярусах виллой с великолепным садом, вертолетной площадкой, двумя бассейнами и полем для гольфа.

— Говорят, но только говорят, что он принадлежит Элизабет Тэйлор. А соседний, опять же по слухам, — выгодное капиталовложение одного южноамериканского диктатора. Прелесть Бертрана в том, что в этом карликовом государстве и налоги карликовые.

Быстрый переход
Мы в Instagram