Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
..

На юге уползала за горизонт последняя луна Аркадии.

- Видишь, Гимель заходит. - Собственный голос показался мне каким-то нереальным в вечерней тишине.

Джейн повернулась и посмотрела на маленький серебристый диск.

- У меня странное чувство, - сказала она. - Мне девятнадцать лет, и я никогда не видела безлунной ночи. Чтобы наверху было совсем пусто. Сплошная чернота. Даже не верится.

Над мачтой проплыл "воздушный змей" - крошечный светящийся жучок на мерцающей треугольной паутинке.

- Останутся звезды, - напомнил я.

- Это другое дело. В заходе последней луны есть что-то... что-то зловещее. Будто настает конец света.

Я рассмеялся: у Джейн слишком богатое воображение.

- Не забывай, что все шесть лун видны на другой стороне планеты. И потом, завтра они будут у нас над головой. Ты их, правда, не увидишь при дневном свете, но они дадут о себе знать...

- Ты имеешь в виду приливы?

- Я думаю, мы к ним готовы.

Однако в душе я вовсе не был уверен в этом. Луны Аркадии движутся по блуждающим орбитам и каждые пятьдесят два года собираются все вместе на небольшом участке неба. Прекрасно, если мы сделали все необходимое. Но беда в том, что о событиях предыдущего цикла мало что известно.

Человек появился на Аркадии - этой на девять десятых морской планете с единственным континентом в экваториальном поясе да несколькими разбросанными островами - сто тридцать лет назад. Сам я принадлежу к пятому поколению аркадян. Мне тридцать два года, и во время прошлого соединения шести лун меня еще не было на свете.

Старожилы поселка Риверсайд, конечно же, помнили о событиях того времени, но с таинственным видом помалкивали. Было лишь известно, что вспыхнули необъяснимые бунты и что много людей утонуло Рассказывали также истории про оборотней - Бог знает, кто первый это придумал, но люди достаточно глупы, чтобы повторять такие байки.

Несколькими неделями раньше я беседовал в "Клубе" с шестидесятилетним Джедом Спарком, представителем третьего поколения аркадян.

- Тут ведь как получается, - важно разглагольствовал он. - Когда все шесть лун разом выстраиваются в ряд, это действует на мозги. Гравитация так растягивает извилины, что человек может свихнуться. Помнится, в прошлый раз - я тогда ребенком был - это началось под Рождество. Мои вручили мне подарок, большой такой сверток. Я смотрю на него, потом на них, и вдруг чувствую, что знаю, какой там подарок. Разворачиваю - и правда: старинный поезд с красным паровозом. Привезенный с Земли. Стоил, верно, кучу денег. Но, скажу я вам, это ощущение, будто я посмотрел сквозь обертку, надолго выбило меня из колеи.

Он выразительно передернул плечами, и мне пришлось поставить ему пиво в порядке компенсации за расстройство.

Тогда я только улыбнулся, но несколько недель назад на Опытной Станции нежданно-негаданно появилось четверо визитеров. С одним из гостей, Артуром Дженкинсом, я познакомился еще девять месяцев назад на конгрессе. Хотя наши специальности далеки друг от друга, как Северный полюс от Южного, мы с удовольствием поболтали на одной особенно скучной лекции; я - морской биолог, и он нашел мою профессию достаточно любопытной.

Однако сейчас я его практически не видел. Очевидно, Артур и трос остальных являлись исследовательской группой с секретным заданием. Одно я все же знал: Артур - психиатр. Отсюда напрашивалось предположение, что исследуют они нас, жителей Риверсайда, нашу реакцию на пятидесятидвухлетний цикл. Как ни странно, эта загадочная "реакция" наблюдалась только среди населения прибрежных районов. В прошлый раз сожгли дотла Старую Гавань - ближайший большой порт. Рассказывали, что друзья ни с того ни с сего бросались друг на друга...

Я рассеянно смотрел на шумную стайку чаек-юнкеров; одна из них только что бултыхнулась в воду, а остальные подняли гвалт, когда она вынырнула с рыбиной в клюве. Вокруг парили крошечные мяучки - морские колибри.

Быстрый переход
Мы в Instagram