Изменить размер шрифта - +
..

- Судя по вашим заверениям, сэр, успеет прогреметь.

Мак поежился.

- Потому-то вас и пригласили.

- Некоторые субъекты, - отвечал я, - не способны понять: коль скоро заводишь порочную привычку измываться над людьми, рано или поздно столкнешься с парнем, не склонным терпеть издевательства безропотно. Бультман сотрет с лица земного... прошу прощения, с водной глади - как их самих, так и окружающие тропические пейзажи. А уцелевшие ублюдки примутся горланить насчет необъяснимого и ничем не спровоцированного нападения... Станут сетовать: почему их не удосужились предупредить о том, что этого пожилого путешественника следовало оставить в покое? Отвечаю: будьте вежливы со всеми подряд - гораздо спокойней живется, и для здоровья безопаснее... Взбеленили опытного сокрушителя себе подобных; взвели запал на могучей гранате, а теперь стонут и просят предотвратить взрыв!

Мак недружелюбно изрек:

- Поймите, Эрик, мы чрезвычайно заинтересованы в существовании и благоденствии нынешнего гобернадорского правительства. Нам не требуются ни перемена режима, ни клокочущий водоворот на месте союзного Соединенным Штатам острова... Бультман, судя по всему, полным ходом обучает разношерстное сборище революционеров и террористов, не способных затеять войну на собственный страх и риск. Правда, парни довольно лихо промышляют похищениями и взрывами... Но у Бультмана - огромный опыт, а соседний остров, состоящий с Гобернадором в отношениях более чем натянутых, предоставил наемникам целый полигон. Под такой эгидой немец непременно сколотит весьма надежный ударный полк, и безопасность Гобернадора сделается очень сомнительной.

- Непременно сколотит, - подтвердил я. - Бультман отнюдь не волк-одиночка, вроде наших добрых молодцов и красных девиц. Герман предпочитает командовать многочисленными подразделениями, он по складу своему человек военный. И теперь получил несколько сот бойцов, коих вымуштрует на славу.

Я глубоко вздохнул.

- А теперь, сэр, перестаньте кормить меня баснями о надвигающемся коммунистическом путче. Мы не первый день знакомы. И вы не считаете, будто наличие либо отсутствие нескольких паскудных антенн посреди злопаскудного карибского островка определит судьбу американской нации!

Холодно созерцая меня, Мак процедил:

- Не хотел бы оскорблять вас, предполагая, что Эрик попросту робеет и отнекивается от опасного задания... И все же, приведенные доводы едва ли сочтешь убедительными.

- Потому, что вы собак не любите, сэр.

- Терпеть не могу, - согласился Мак. - Не люблю также кошек, хорьков, обезьян, волнистых попугаев, Морских свинок и белых мышей.

Я фыркнул.

- И в вашем возрасте, - молвил Мак, - тоже пора бы поумнеть.

- Возраст ни при чем, сэр. Для пожилого человека любимый пес может значить не меньше, нежели для ребенка. Сплошь и рядом - неизмеримо больше. Но вам этого, увы, не понять.

Настал черед фыркнуть Маку.

- И не считайте меня слюнявым олухом. Сами знаете: я рос на ферме, у отца постоянно жили охотничьи собаки. Разок-другой мои кинологические познания пошли на пользу делу - не позабыли? И подними хоть какая-нибудь сволочь руку на моего любимца - Бультман показался бы мягкосердечным субъектом, честное слово.

Я перевел дух.

- Никогда не поймете, сэр... Однажды вы говорили, что росли в семье, где собак боялись и гнали прочь; потому и уделяете столько внимания подготовке агентов, способных заколоть или задушить караульного пса...

- Кто-то из великих, - сухо сказал Мак, - утверждал, будто человек, ненавидящий собачью породу, не может быть совершенно плох... Немного преувеличено, а все же здравое зерно в этом изречении присутствует.

Н-да...

- Слова Филдса, - подтвердил я. - Но тогда уж цитируйте полностью, без цензурных сокращений: "человек, ненавидящий собак и детей, не бывает всецело плохим".

Пропустив мой филологический экскурс мимо ушей, командир произнес:

- Вы не вправе отвергать задание лишь оттого, что речь идет о родственной душе.

Быстрый переход
Мы в Instagram