Изменить размер шрифта - +
Казалось, страницы вот-вот покраснеют от вражьей крови, а из корешка гоблинские кишки полезут. А герой все рубил и рубил, кромсал и кромсал! Я тоже рубила и кромсала. Только вместо низкорослых уродцев с длинными носами мне виделись госпожа Ларре, Рэйс и… ну и Райлен, разумеется. Не знаю почему, но брюнета «убивала» с особым смаком. Снова и снова. Раз за разом. Страница за страницей.

О Богиня! Пусть только попадется. Пусть только явится! И пусть только попробует соврать! Если ему эта графиня хотя бы раз снилась – задушу! Всех! Даже дракона, на котором подлец черноглазый летает!

 

– Соули, ты какая-то нервная сегодня, – сказал герцог, потянулся к бокалу.

Я сверкнула глазами и схватила нож.

– Ничего подобного!

Седовласый вздрогнул и отодвинулся. Я же вонзила вилку в отбивную и принялась кромсать… вернее, резать покрытое золотистой корочкой мясо.

– Это из-за газет? – выдержав паузу, осведомился Рэйс.

Пришлось глубоко вздохнуть и попытаться примерить добрую улыбку.

– Не нервная я. Все в порядке!

– Точно?

О Богиня…

– Рэйс, перестаньте. Вы же понимаете, в моем положении сложно сохранять благодушие.

Властитель Даора изогнул бровь, снова пригубил вино.

– В положении? – И взгляд такой хитрый-хитрый.

Румянец прыгнул на щеки прежде, чем вспомнила – Рэйсу о мнимой беременности неизвестно. Тетушка Тьяна про это не говорила, я – тоже.

– Не передергивайте, – хмуро парировала я. Седовласый расплылся в улыбке.

Некоторое время ужинали молча. От взглядов, которые бросал Рэйс, я благоразумно отмахивалась. Никаких сцен! Никаких выяснений! Никаких поводов считать меня уязвленной! Пусть думает, что его игра удалась.

– Ах, Соули… и куда же подевалась скромница из Вайлеса?

– Вы о чем?

Седовласый отложил вилку, взгромоздил локти на стол и снова подхватил бокал.

– Ты потребовала заменить горничную, отказалась надевать подаренные мной платья, и… ты злишься, Соули. Определенно злишься! Такое поведение не вяжется с образом хорошей девочки, не находишь?

Мне бы промолчать, но…

– Вы выкрали меня из дома, привезли в незнакомый город и пытаетесь навязать свою игру. В таких обстоятельствах сложно оставаться прежней. Разве нет?

Рэйс ответил ослепительной улыбкой. Словно комплимент сказала, причем один из тех, которым даже мастера риторики аплодируют.

– Что?! – не выдержала я.

– Раз так – играем по-крупному.

…Через четверть часа я стояла перед массивной дверью, ведущей в малую гостиную, и пыталась унять дрожь.

– Соули, дорогая, не трясись, – весело прошептал Рэйс. – Поверь, они совсем не страшные.

Я закусила губу в отчаянной попытке сдержаться и не сказать лишнего. Ведь знает, что это не от страха – от злости!

– И не зевай, – добавил Рэйс. Словно невзначай подтолкнул в спину.

Слуга как раз распахнул дверь. Взгляду предстал знакомый интерьер в темных тонах. Гости, которыми пугал седовласый, уже ждали. Кто именно, Рэйс не предупредил, а я не спросила, потому что… гордость не позволила. И вот теперь эта самая гордость благоразумно попятилась, а я отступить не могла. Поэтому пришлось набрать в грудь побольше воздуха и перешагнуть порог…

Гостиная тонула в полумраке, и я не сразу различила лица, а уж когда различила, едва не ахнула. О Богиня! Только этого не хватало!

А герцог изящно обошел застывшую меня, воскликнул радостно:

– Господин Осток! Господин Ревуш! Сколько лет! Сколько зим!

Мужчины ответили широкими клыкастыми улыбками, и осколки надежды рассыпались в пыль.

Быстрый переход
Мы в Instagram