Изменить размер шрифта - +

Я угадала отправителя сразу, а Рэйс даже не заподозрил. Поэтому атака бумажного почтальона стала для герцога неожиданностью.

– Да что за!.. – возопил маг, пытаясь отбить второй резкий выпад журавлика. – Что за…

Птичка взмыла под потолок, заложила крутой вираж и вновь рухнула на седовласую макушку. Пальцы Рэйса скользнули в миллиметре от бумажного крыла, и посланник взмыл вверх, чтобы вновь сорваться в атаку.

– О Всевышний… – шумно выдохнул Центрус.

– О Богиня! – жалобно вторила я.

– Да чтоб тебя! – разозлился Рэйс, когда птичка в очередной раз избежала плена. – Цент, сделай что-нибудь!

А в следующий миг я поняла – несмотря на странные повадки и пошловатые намеки, которыми сыпал архимаг, он мне нравится. Просто услыхав просьбу друга, Центрус заложил руки за голову и протянул:

– Неа…

– Цент!

Глава Ордена буквально светился от счастья. Показалось – еще немного и этот уважаемый человек начнет открыто подсказывать журавлику, куда бить.

– Цент, ну ты и…

– Здесь дамы! – напомнил архимаг весело.

Седовласый коротко рыкнул, вскочил и таки поймал бесстрашную птичку. А потом расплылся в неожиданной улыбке и пояснил:

– Письмо от сына…

Обращался, конечно, к Центрусу, но… но я смеялась куда громче. О Богиня! Какая прелестная месть!

– Я догадался, – вытирая слезы, ответил Центрус. Обернулся к застывшему на пороге парню, спросил: – Что-то еще?

Парень в отличие от нас не смеялся. Глядел на владыку крупнейшего герцогства Верилии большими круглыми глазами. И вопроса главного явно не заметил.

– Кристон! – позвал архимаг.

– А! – Названный Кристоном встрепенулся и доложил: – Там люди из особого отдела. Просят о встрече.

– Я занят, – отмахнулся Центрус.

– Но…

– Занят! – прорычал самый главный маг и так глазами сверкнул, что даже у меня мурашки проступили.

Дверь тут же закрылась. В кабинете воцарилась тишина, которую нарушал лишь шелест бумаги и редкие смешки седовласого. Безумно хотелось извернуться и заглянуть через плечо, но проклятая слабость не позволила. А задать вопрос в открытую было стыдно, по крайней мере при Центрусе. Ведь приличным девушкам не пристало выказывать столь явный интерес к посторонним мужчинам.

Зато архимаг меня не стеснялся…

– Как поживает этот негодник?

– Весело.

– То есть? – Хозяин кабинета слегка напрягся, хотя улыбаться не перестал.

Рэйс оторвался от послания, одарил главу Ордена хитрым взглядом.

– Знаешь, где он сейчас обретается?

Центрус стукнул пальцем по полированной поверхности стола и отрицательно качнул головой. Его улыбка из радостной превратилась в настороженную. Я тоже насторожилась – так, на всякий случай. А герцог выдержал торжественную паузу и лишь потом сказал:

– Райлен сейчас в Вайлесе.

Архимаг нахмурился.

– Вайлес… Вайлес… Это где-то на юге, да?

– Ага, – подтвердил седовласый. И как-то… злорадно его голос прозвучал.

Центрус откинулся на спинку кресла. Прошелся задумчивым взглядом сперва по Рэйсу, после по мне…

– Но там же… там магический фон спокойный.

– Ага. – В интонациях герцога вновь почудилось злорадство.

А глава Ордена совсем серьезным стал.

– Так, погоди, – строго сказал он, потянулся к ящику стола. Через мгновение на бескрайней глади столешницы появилась карта Верилии.

Быстрый переход
Мы в Instagram