Изменить размер шрифта - +
Я плакала потому, что изношенный, отравленный страхом мозг отказывался соображать что-либо. И даже потому, что больше никогда не услышу лекций в университете. Я оплакивала весь прежний, уничтоженный, невозвратимый мир, сама того не понимая.

Так я проревела какое-то время, а когда вытерла глаза (не потому, что отчаянье прошло, а потому, что от ужаса меня охватил какой-то безнадежный ступор), то увидела, что откуда-то сбоку, на пыльный пол, на все эти балки и перекрытия, легла полоса света.

Дневной свет, или, во всяком случае, утренний — ночь закончилась.

Я поглядела на часы — хорошие офицерские часы со светящимися стрелками — мне подарила их приятельница, которая работала на вещевом складе — отличная должность в наше тяжелое время. Я была здорово не в себе, но у меня хватило остатков ума, чтобы сообразить, что со временем творится что-то неладное — они показывали три часа чего-то, эти часы. Либо я провела в проклятом подземелье гораздо больше времени, чем думала, потому что провалялась где-нибудь на бетонном полу без сознания, либо…

Это был не дневной свет?

Да нет, дневной, он просто лился из какой-то трещины в стене — она, трещина эта была достаточно далеко от меня, но я уже различала пролом и сухую траву в проломе, и россыпь камней. Я перестала заниматься анализом своего плачевного состояния и, всхлипывая и вытирая нос рукавом пальто (платок я потеряла чуть позже, чем приемник, но чуть раньше, чем остатки соображения), двинулась по направлению к источнику света. К моему удивлению, тут было просторно — мне даже не пришлось пригибаться. Правда, когда я дошла до пролома с острыми каменными краями — просто камень, не бетонные плиты, — то мне пришлось протискиваться в него боком — такой он оказался узкий. Я никогда не отличалась излишним весом, а в это смутное время и вовсе отощала, так что в результате я протиснулась наружу, по дороге выскочив из пальто. Потом я вытянула пальто за рукав — прежде, чем выяснилось, что оно мне не так уж и нужно.

Я стояла у невысокой скальной гряды — вокруг валялись камни, целые россыпи камней, серые скалы все в трещинах, так что, если бы я не стояла у этой, своей, то быстро бы ее потеряла. У подножия скал росли какие-то папоротники, потом земля начинала понижаться, постепенно переходя в поросший лесом склон. верхушки деревьев качались внизу — мне приходилось наклоняться, чтобы поглядеть на них.

Уже ничего не соображая, я полезла по скале наверх. Это было нетрудно — вся скала представляла собой невысокую каменную насыпь наверху обрыва.

Потому что внизу был обрыв.

Подо мной качалось сплошное зеленое море — до самого горизонта под низким серым небом были одни лишь деревья — ни домов, ни просеки, ни реки — ничего. Одни лишь верхушки деревьев, а дальше, там, где почва полого поднималась, выравниваясь после чудовищного провала — темные стволы, прямые, странные и опять — верхушки деревьев, все дальше, дальше…

Я обернулась и слезла с горки. Здесь было все то же самое, но, по крайней мере, я могла рассматривать это то же самое, не испытывая приступов головокружения.

До сих пор я так и не соображала, что со мной произошло.

Нет, я хочу сказать, что я прекрасно понимала, что творится что-то неладное, но, судя по моему поведению в тоннеле, свихнулась я уже довольно давно, и, что еще хуже, умудрилась почти примириться со своим безумием. Так что, если я, по случайности, вылезла куда-то не туда, то это, каким-то образом, укладывалось в закономерность общего (черт знает что вокруг творилось уже столько времени, что все успели даже привыкнуть к этому), и моего собственного личного сумасшествия.

Поэтому, я почти спокойно спустилась со скальной гряды к лесу (я по-прежнему волочила пальто за рукав и заметила это лишь тогда, когда оно зацепилось за корягу) и только тут поняла, что с лесом что-то не так.

Быстрый переход
Мы в Instagram