Изменить размер шрифта - +

— Да, — ответил он. — Я объясню.

Она закинула мешок за плечо, перешагнула через порог, опять обернулась. Видимо, она хотела еще что-то сказать, но сказала лишь:

— Хорошо.

И вышла.

 

Он смотрел из окна, как она спускается вниз по склону, маленькая фигурка, трава была ей по пояс. Он вздохнул и покачал головой.

Все было паршиво, все не задалось с самого начала.

Он продолжал смотреть в окно — там уже никого не было видно, одна пустая равнина до самого горизонта, когда услышал, как тяжело скрипнули доски лестницы. Он обернулся и поглядел на конченного, который стоял на верхней площадке. Пожалуй, прикинул он, тот может спуститься и сам, опираясь на перила — из-за больной ноги от него не слишком-то много проку. Во всяком случае, ему нужно сказать…

Он глубоко вздохнул и начал:

— Она просила передать тебе…не знаю, как все это сказать. Видишь ли, это длинная история…

— Понимаю, — спокойно ответил конченный, — она все-таки добралась до того, кто знает, где найти саарги. Не думаю, что от этого будет много проку, но пусть попробует.

— Ты все знаешь… — Почему-то он почувствовал себя неловко, словно выставил себя полным идиотом в глазах этих двоих.

Конченный покачал головой.

— Когда я увидел тебя, я сразу понял, что ты оттуда, — сказал он. — Но думал, может, она не догадается. Но она догадалась. Ей, видишь ли, все время казалось, что она сможет что-то сделать…

— Может, она и сможет что-то сделать, — сказал он. — Не знаю… Человеческое племя и существует потому, что люди все время пытались что-нибудь сделать. Оно выживет на той стороне. Выживет и тут. А там посмотрим.

Он порылся в карманах и достал плоскую коробочку, полную ярко-желтых капсул. Налил в кружку воды, растворил капсулу и поставил кружку на стол.

— Для начала, — сказал он, — выпей вот это.

 

12.

 

Река собралась в узкое русло, в желоб, в тоннель, уходящий вглубь горы. Я машинально опустила ладонь в воду, потом провела мокрой рукой по лицу — вода была жутко холодная. Этот… не знаю кто, он был прав, я добралась легко. Я шла вдоль русла, и, за все время пути, меня ничто не задержало. Теперь мне предстоял последний переход — он был достаточно неприятный, только и всего. Я пригнула голову и нырнула в тоннель. Проклятая вода была мне по колено, но она текла мне навстречу, пытаясь сбить меня с ног. Я скорее чувствовала, чем видела, как вокруг сапог вращаются маленькие водовороты — темные ледяные вихри. Я протянула вбок руку, и пальцы натолкнулись на каменную стенку — на ней тоже оседала вода. Пальцам было скользко — в этой сырости камень оброс какой-то пленкой. Та же пленка была и на дне ручья — я поняла это, когда пару раз чуть не упала.

Собственно, это и были все неприятности — если не считать того, что я не люблю темноты, да еще в таком замкнутом пространстве. Многие не любят.

Хуже было то, что я быстро потеряла счет времени. Спустя (опять же) какое-то время мне показалось, что я иду уже очень долго — не помню, сколько. Под ногами были скользкие камни, вода затопила сапоги, теперь она хлюпала там, внутри, при каждом шаге. Сначала я еще различала смутный свет, который отбрасывал вход в тоннель. Потом и он исчез и я шла в полной темноте. Я шла и вспоминала разные вещи. Хотя бы — как меня зовут? И что я тут делаю?

Я точно помнила, как вошла в тоннель. Все остальное как-то здорово перепуталось. Существует проход между мирами… Вот этот? Нет, то был какой-то другой, а это не проход — это нечто чужое и страшное, нечто, что вытягивает из тебя всю твою память… И куда потом все это девается? Еще шаг.

Быстрый переход
Мы в Instagram