Изменить размер шрифта - +
Но таких дней отдыха в кругу близких людей было мало, потому что после смерти короля Хуана, молодой Фердинанд, который весьма редко посещал собственное королевство, завалил гранда поручениями, и тот без устали метался между двумя королевствами.

А так как дону Мигелю было свойственно выполнять порученное во время, да ещё блестяще, то воз его обязанностей рос, как снежный ком, но тот относился к этому с философским спокойствием, много ожидая от предстоящей войны с Гранадой.

Его тянуло на юг с невероятной силой.

Не ослабевали так же связи дона Мигеля с инквизицией, но Гачек с удивлением замечал, что графа покинуло прежнее рвение, как будто что-то сломалось в нем после пытки, учиненной над собственным сыном и побега жены. Но это замечали только близкие люди, для остального же мира он по-прежнему остался несокрушимым борцом с еретиками и колдовством.

В тот день дон Мигель с верным секретарем приплыл морем в Валенсию - возникли разногласия среди кортесов края, и король поручил ему с этим разобраться.

Их каравелла прибыла в порт уже поздно вечером, и пассажиры вынуждены были остаться на судне до утра. Но когда граф и Гачек вышли на палубу подышать перед сном свежим воздухом, то увидели, как стоящие неподалеку на рейде пять кораблей вдруг выбросили в ночь струи праздничных фейерверков, и раздался такой ликующий рев, что было слышно далеко вокруг.

- Они что, с ума посходили?- недоуменно приподнял брови дон Мигель. - В честь чего такой тарарам?

Но это было только начало - всю ночь с этих кораблей взлетали вверх шутихи, и шла праздничная гульба. Пьяные крики разносились по всей гавани.

Утром не выспавшийся и злой граф высадился на берег, и тут же высказал претензии коменданту порта.

- Что за переполох устроили ночью на кораблях с бретонскими флагами?

- Это англичане, ваша светлость,- подобострастно склонился тот перед могущественным грандом,- у адмирала ночью родилась дочь! Их галеры тут на разгрузке...

Дон Мигель недоуменно пожал плечами.

- Ладно, если бы речь шла о сыне, но поднимать такой шум из-за дочери?

- А у него уже есть сыновья, ваша светлость,- вновь поклонился комендант и махнул рукой в сторону причала, - вот они, кстати, идут!

Гачек глянул на приближающуюся троицу, и у него помутилось в глазах.

Черноволосый юный красавец вел, держа за руку, маленького, вразвалку ковыляющего золотоволосого малыша в смешном платьице и чепчике. Это было бы ещё ничего, если бы рядом с ними не вышагивал Гленкирк, когда-то исчезнувший супруг Хельги.

- Ну-ка, малыш, привыкай к земле, - подбадривал он ребенка, - ты у нас настоящий моряк, иначе, как по палубе и ходить не можешь. Твоя матушка вчера нам родила такую же морскую принцессу!

Гачек сразу же догадался, кто этот смешной малыш, направляющийся прямиком к своему отцу. Дон Мигель же обратил внимание в первую очередь на Гленкирка.

- А, вот и наш ветреный муж!

Шотландец с перепуга, по всей видимости, выругался непонятно на каком языке, зато Чарльз расплылся в чарующей улыбке.

- Вот так встреча, дон Мигель! Я рад вас видеть!

Де ла Верда недоуменно перевел взгляд на юношу, озадаченно наморщил лоб, но все-таки его узнал:

- Ты всегда был красавчиком, Чарльз, - сдержанно улыбнулся он,- но кто бы мог подумать, что вытянешься в такого молодца! Гроза девичьих сердец! Так это Сэлисбурн не давал мне сегодня спать, празднуя рождение дочери?

- Да, ваша светлость, мачеха родила мне сестру,- с готовностью подтвердил Чарльз, - и хотя я плохо разбираюсь в младенцах, ручаюсь, что она вырастет настоящей красавицей!

- Но,- взгляд графа опустился на сопящего малыша,- как вижу, ваш отец позаботился и о брате для вас. Сколько ему?

- Три года! - без заминки ответил Чарльз.

Гачек оцепенел. Неужели голос крови, о котором так долго в свое время толковал граф, не подскажет ему, что перед ним потерянный сын?

Тот, между тем, заинтересованно разглядывал ребенка.

Быстрый переход