Изменить размер шрифта - +
На месте сломанного левого
клыка пока не успел отрасти новый, но у Локи было кое-что получше: Громобой в
кобуре и Тихая Фрида в ножнах. Та еще парочка...
   Итак, готов ко всему. В тяжелые времена "все" представляло собой довольно
длинный список. Но у многих в этом списке не хватало всего лишь одного, зато
главного пункта. Локи получил важнейший урок в шестнадцатилетнем возрасте, когда
чудом выжил после тяжелого ранения. В бреду ему открылось нечто, радикально
изменившее его жизнь. И жизнь приобрела небывалую остроту.
   С тех пор каждую секунду Локи готовился к смерти. Она стала его религией. Он
видел множество ее масок: чаще - злобных и отвратительных, но иногда - ласковых
и снисходительных. Он знал, что у смерти длинные руки, и дальность стрельбы из
снайперской винтовки совсем не предел.
   Кроме той, которую посылали друг другу люди, у смерти была еще одна,
мистическая ипостась - Та, Что Приходит Сама По Себе. Это была самая страшная
разновидность - на нее никак нельзя было повлиять. От человека ничего не
зависело - по крайней мере на тех уровнях реальности, в которые он мог проникать
и контролировать.
   Локи были доступны три уровня. Он слышал о суперанимале по кличке Дракон,
который освоил перемещения во времени на четвертом и частичные превращения на
пятом. Трудно было даже представить проявления таких свойств... Но все это могли
быть и сказки митов, которыми те пугали самих себя и своих глупых детенышей в
озаренных кострами железобетонных пещерах.
   Локи не раз присутствовал на подобных сборищах. Он прикидывался изгнанником,
странником, заблудившимся правительственным (!) курьером - и получал место возле
огня, пищу и воду в виде растопленного льда. Миты были так доверчивы и, кажется,
ни хрена не чуяли! Смерть, дышавшая в затылок каждому, ничему их не научила. Они
сидели вокруг огня и слушали сказки. Ночь тянулась долго, неопределенно долго -
люди не двигались с места до тех пор, пока голод не произносил свое веское
слово. Тогда немногочисленные и плохо вооруженные группки митов, трясущихся от
холода и страха, выходили из убежищ на поиски пищи и того, чем можно было бы
подкормить чахнущий огонь.
   Локи уходил вслед за ними, но не возвращался. Иногда он собирал дань. Иногда
впрыскивал семя суперанимала в какую-нибудь понравившуюся ему самку, чаще всего
девственницу. Вряд ли потомство окажется жизнеспособным, но Локи рассчитывал на
то, что рано или поздно сработают законы вероятности и количество перейдет в
качество. Это была одна из главных задач самцов его вида - оплодотворить как
можно больше самок в почти безнадежном поиске идеальной Носительницы Программы.
Королевы.
   Но если однажды он все-таки найдет такую, то станет преданнейшим
телохранителем возле ее ложа-колыбели, в любой момент готовым на
самопожертвование. Их потомство достигнет эволюционного потолка. И тогда Земля
покажется всего лишь старым склепом, в котором создавались существа новой расы.
Для этих уже не будет преград. Время, расстояния, гравитация, энергия - все
покорится им. Они смогут творить материю из вакуума и менять тела с такой же
легкостью, с какой сейчас меняют одежду. А затем достигнут полного освобождения,
окончательно разрушив оковы плоти...
   Локи примерно знал, что представляет собой п_р_о_г_р_а_м_м_а. Впрочем, и это
могло оказаться красивым мифом, придуманным для того, чтобы поддерживать впавшую
в кому надежду.
   Юные боги будущего взамен одряхлевших и свергнутых богов прошлого? Плевать он
хотел и на тех, и на других. Слепая вера в чужое незыблемое превосходство
оскорбляла его.
Быстрый переход