Изменить размер шрифта - +

Горохов поморщился.

— Если это не сделаем мы, сделают «Паруса»! — пригрозил он.

Бронич тяжело заворочался в кресле. Кресло высказалось в том смысле, что вот это никак не годится.

Рекламное агентство «Алые паруса» было прямым конкурентом нашего «МБС». При приеме на работу Горохову была поставлена стратегическая задача в обозримом будущем порвать «Паруса» в мелкие клочья, и шеф не мог не оценить приведенный Жорой аргумент.

— Машина уже едет, — напомнил коварный Горохов. — И если мы беремся за эту работу, то аванс будет на счету агентства как раз ко дню зарплаты.

А вот это был аргумент, который не могли не оценить сотрудники.

— Да ладно! — почесав трехдневную щетину, махнул рукой Андрюха. — В первый раз нам, что ли, лепить конфетку из этого самого?

— Кстати, знаете, я вот выяснил, что еще в 1961 году нечто подобное сделал итальянский художник Пьеро Мандзони, — сообщил Вениамин, которого за болтливость, непоследовательность и умение ловко вывернуться в коллективе запросто кликали Веником, Вентилем и даже Вентилятором. — Представьте: он собрал собственные фекалии в баночки, пронумеровал их, написал на каждой на трех языках «Стопроцентное натуральное дерьмо художника» и продал по цене золота той же массы!

— В самом деле? — одинаково заинтересованно спросили Бронич и Горохов.

— Представьте себе, да! В шестьдесят первом году баночки ушли по цене, которая в пересчете на современный курс евро составляет тридцать тысяч, а в две тысячи седьмом одну из них продали на аукционе «Сотбис» за сто двадцать четыре тысячи европейских денег!

— Какой рынок, а? — подпихнула я Горохова.

— В три дня не обгадить! — подхватил Андрюха.

— Мандзони утверждал, что своим проектом он привлекает внимание к доверчивости покупателей искусства, — добавил Веник. — Он так и заявлял: «Всем этим буржуазным свиньям нравится только дерьмо!»

— Вот и определилась целевая аудитория нашей выставки! — показательно обрадовалась Трошкина. — Теперь я буду знать, какое обращение использовать в приглашениях: «Многоуважаемая буржуазная свинья!»

— Знаешь, а ведь если после «свиньи» поставить копирайт, в ссылке указать авторство Мандзони и еще дать справочку о ценах на его дерьмо на Сотбис, никто не обидится, сойдет за особый шик! — против воли включилась в работу и я.

— Что ж, я вижу, мы достигли взаимопониманьица, — подытожил шеф, небрежным жестом выметая народ из своего кабинета. — Ступайте, ребятки, и шлифуйте проектик.

— Вениамин и Андрей, с вас сюжет для телевидения, Алла, вы готовите анонс для рассылки и именные приглашения, а вы, Индия, начинайте писать хвалебные рецензии и раздавайте их газетчикам, — распределил работу повеселевший Горохов.

— А вы, Георгий, чем займетесь? — недружелюбно спросила я.

Не люблю, когда чужие люди называют меня Индией. Несмотря на то что это действительно имя, которым меня наградили любящие родители, да простится им этот страшный грех, за пределами узкого круга родных и друзей я предпочитаю скромно зваться Инной.

— А я поеду в музей, буду морально готовить сотрудников к большому культурному событию и принимать ценный груз.

— Вот это именно то, что я называю грязной работой, — не поднимая головы, с притворным сочувствием заметила Трошкина и подмигнула мне из-под кудрявой челки.

Остаток трудового дня я честно строгала заготовки для будущих рецензий и к вечеру запасла с десяток таких болванок.

Быстрый переход
Мы в Instagram