Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Я должен обыскать тебя, Лу. Потом я надену на тебя наручники и посажу в машину.

— Да. — Почти механически, не сопротивляясь, Родерик поднял руки. — Таков закон. Доктор?

— Да, Лу. Никто не собирается сделать вам ни чего дурного.

— У тебя есть право не отвечать на вопросы, — начал Эд, доставая у Родерика из кармана пальто полицейский жетон.

— Ладно, все понятно. — Пока Эд надевал ему наручники, Родерик повернулся к Логану. — Отец, вы пришли, чтобы выслушать мою исповедь?

— Да. Хотите, чтобы я поехал с вами? — Обращаясь к нему, Логан крепко сжал руку Тэсс.

— Да. Я так устал!

— Скоро вы сможете отдохнуть. Поехали, я буду с вами.

Опустив голову, Родерик в сопровождении Эда и Логана двинулся к машине.

— Благословите, отец, меня, грешника.

Бен подождал, пока они пройдут мимо. Тэсс стояла на месте. Глядя на Бена, она не решалась сделать и шага, боясь, что ноги подкосятся при малейшем движении. Бен сунул пистолет в кобуру и стремительно направился к ней.

— Мне ничего не надо, ничего, — повторяла она, тесно прижимаясь к Бену. — Никогда бы он не сделал этого. Он просто не мог бы.

Не говоря ни слова, Бен отстранил ее, сорвал шарф с шеи и швырнул его в сугроб. Бегло ощупав шею Тэсс, он убедился, что на ней нет никаких следов.

— Я мог потерять тебя.

— Нет. — Она сильнее прижалась к нему. — Он знал. По-моему, он верил, что я способна остановить его. — Немного успокоившись, она заплакала и обняла его еще крепче. — Но беда в том, что мне это не удалось. Бен, мне еще никогда не было так страшно.

— Ты стояла посредине и загораживала мне дорогу.

Всхлипывая, Тэсс слегка отстранилась, но только для того, чтобы найти его губы.

— Я оберегала пациента.

— Он вовсе не твой пациент.

Надо все-таки попробовать — может быть, удастся хоть ненадолго устоять на ногах. Тэсс отступила и посмотрела в глаза Бену.

— Мой. И как только вы покончите с формальностями, я примусь за лечение.

Он схватил Тэсс за лацканы пальто, но, почувствовав ее руку у себя на щеке, тут же отпустил и прижался к ней лбом.

— Проклятие, я весь дрожу.

— Я тоже.

— Поехали домой.

— Да, да, поехали.

Крепко обняв друг друга за талию, они направились к машине. Тэсс заметила — но ничего не сказала, — что Бен въехал на тротуар. В машине она снова прижалась к нему. Никогда в жизни Тэсс не ощущала такой теплоты и уверенности!

— Он был полицейским.

— Он болен. — Пальцы их переплелись.

— Он все время был на шаг впереди нас.

— Он постоянно страдал. — Тэсс на мгновение прикрыла глаза. Она жива. На сей раз она не промахнулась. — Я сделаю все, чтобы оказаться ему полезной.

Бен помолчал. Видимо, с этим ему придется мириться — ей просто необходимо отдавать себя другим. Возможно, наступит день, и он поймет, что не только меч, но и слова способны служить справедливости.

— Эй, док?

— Да?

— Помните, мы говорили, что неплохо бы смотаться куда-нибудь на несколько дней?

— Помню. — Тэсс вздохнула, ей представился остров, поросший пальмами и пышными, в цвету, апельсиновыми деревьями. — Еще как помню!

— Я вроде скоро освобожусь.

— Сколько времени ты даешь мне на сборы? Бен рассмеялся, по-прежнему нервно крутя связку ключей.

Быстрый переход