Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Она умеет не только смеяться.

— Ты просто кобель, Ромео.

Джим откинул назад голову и отрывисто залаял с самым серьезным выражением лица.

— Смотри, чтобы Долли не прослышала о твоих похождениях, — рассмеялась Ро.

Роуан, как и вся база, знала, что Джим с начала сезона усердно трахает одну из поварих.

— С Долли я могу справиться. — Его пальцы забарабанили быстрее. — Я с ней справлюсь.

Роуан почувствовала неладное. Вот почему умные люди не трахаются там, где работают.

Она снова подтолкнула Джима локтем. Эта беспокойная дробь ее раздражала.

— Все в порядке, Фермер?

Джим посмотрел ей в глаза и тут же отвел взгляд. Его нога дернулась под нервно барабанящими пальцами.

— Никаких проблем. Мягкое приземление, как обычно. Я просто должен преподать урок огненной суке.

Роуан накрыла ладонью отбивающие нервный ритм пальцы.

— Джим, ты только не отвлекайся.

— Разумеется. — Он снова посмотрел вниз. — Ишь ты, разбушевалась. Мы заставим ее поджать хвост. И завтрашний вечер я проведу с Лусилл.

Ну, это вряд ли. Судя по тому, что Роуан видела в иллюминаторе, потеть им придется не меньше двух суток. И то если все пойдет, как задумано.

— Только не горячись, Фермер.

— Я холоден, как лед.

Крепко сбитый ветеран, Картежник, прозванный так за то, что никогда не расставался с колодой карт, протиснулся в заднюю часть самолета между грудами снаряжения десятка парашютистов. Роуан кивнула ему.

— Порядок.

Картежник прицепил вытяжной фал подвесной системы своего парашюта к металлическому тросу и выкрикнул:

— Берегите шмотки.

Роуан и без предупреждения уже обхватила рукой свой груз. В распахнутую дверцу люка ворвался шквальный ветер, принеся с собой дым и запах гари. Картежник потянулся за пристрелками. Роуан надела шлем, застегнула ремешок, поправила защитную маску и стала следить за причудливым танцем разноцветных пристрелок на фоне дымного неба. Длинные ленты, подхваченные турбулентным потоком, завились спиралями к юго-западу, дернулись вверх, затем вниз и исчезли в густых кронах.

— Правее! — крикнул Картежник в шлемофон, и пилот повернул самолет.

Ветер играючи подхватил вторую партию пристрелок. Ленты скрутились, раскрутились и упали на крохотную поляну среди деревьев — площадку приземления.

— Джим, створ ветра проходит через ручей к деревьям и пересекает площадку, — пояснила Роуан.

Картежник и пилот еще чуть подправили курс, и воздушный поток подхватил очередную партию пристрелок.

— Хаотическая турбулентность, — добавила Ро.

— Да вижу я. — Джим вытер губы тыльной стороной ладони, надел шлем, опустил маску.

— Выходи на три тысячи футов, — громко скомандовал пилоту Картежник.

Высота выброски. Роуан встала, поскольку была ведущей в первой связке, оглянулась.

— Снос около трехсот ярдов, — крикнула она Джиму. — Держись против ветра.

— Я не новичок.

Он улыбнулся уверенно, даже нетерпеливо. И что-то промелькнуло в его глазах, но так быстро, что Ро не успела понять, а разбираться не было времени. Картежник уже занял место выпускающего справа от дверцы.

— Готовы?

— Готовы, — подтвердила Ро. — Цепляйся. — Роуан защелкнула карабин вытяжной стропы парашюта. — Исходное положение!

Плюхнувшись на пол, Ро свесила ноги в коварный воздушный поток, отклонилась назад. Все вокруг ревело. Под ее ногами дрожало золотисто-кровавое зарево.

Быстрый переход