Изменить размер шрифта - +
В ответ РККА принимает участие в прорыве «линии Мажино», а советская авиация крупными силами вводится в «битву за Англию». Согласно этому варианту, полная дружба с Гитлером продолжалась бы до 1948 года, а потом — атомная война.

Да мало ли было рассчитано интересных и оптимистичных вариантов, но что от них толку, если прохвост Валиков обманул в главном…

За такими грустными мыслями застал профессора полковник госбезопасности Коломейцев, курировавший проект по линии комитета.

— Никакой «трубы времен» нет и не будет, — печально сообщил он. — Этой ночью оперативники КГБ задержали академика Валикова, когда он пытался пробраться в английское посольство с чемоданом секретных документов. На допросе расплакался и сознался, что без малого четверть века морочил общественность. Сначала обещал термоядерный реактор построить за пятилетку-другую, потом — солнечную электростанцию, потом — гравитационный колодец для путешествий во времени. А на самом деле просто деньги выкачивал из академического бюджета.

— Что же нам теперь делать? — тихо спросил Антощенко.

— Об этом с вами хотел поговорить Виктор Олегович.

По-прежнему расстроенный Владимир Николаевич подхватил портфель с документами и пошел за полковником. У ворот ждала машина с двухбуквенным номером.

На улицах было пустынно, перекрестки охранялись армейскими подразделениями с бронетехникой. Возле Кремлевской набережной пришлось задержаться: по улице неторопливо дефилировали самоходные гаубицы «Гвоздика». Артиллеристы явно уходили с позиций возле Белого дома, причем выстрелов Антощенко не слышал. Вероятно, по какой-то причине штурм не состоялся.

 

Поскольку Генеральный секретарь был занят, Антощенко и Коломейцеву пришлось подождать не меньше часа в приемной.

В 14.00 начался очередной информационный выпуск, прояснивший причину отмены канонады. Под утро переодетый в бабские шмотки президент Федерации был схвачен при попытке перебежать в посольство США. Телеоператор умело заснял, как «всенародно избранный» вопит пьяным голосом: «Отпустите, хамы, чего к честной женщине прицепились!» Потом выступил подмосковный житель — бугай особо крупных габаритов, поведавший, как несколько лет назад президент подбивал клинья к чужой жене, за что был бит по морде и брошен в реку.

Толпа вокруг Белого дома начала рассеиваться еще с вечера, когда милицейские патрули прекратили подвоз продуктов и «огненной воды». После ретирады фюрера и появления самоходок «защитники демократии» стали пачками уходить за линию оцепления. Их задерживали и отправляли на фильтрационные пункты.

— Похоже, все кончилось, — резюмировал Антощенко. — В здании остались только самые махровые.

На экране появились участники митинга большевистской платформы, требовавшие сурового наказания путчистов и немедленной чистки партии. На этом просмотр новостей пришлось прервать: профессора и полковника позвали в кабинет.

Вокруг стола сидели все члены ГКНС. Виктор Олегович осведомился, в курсе ли Антощенко ситуации с «трубой времени». Выслушав утвердительный ответ, Генеральный спросил, какие будут идеи. По дороге Владимир Николаевич ни о чем другом не думал, кое-какие предложения подготовил, поэтому ответил без паузы:

— Думается, пришло время поменять направление работ нашей лаборатории. Довольно просчитывать вымышленные реальности. Надо нашу реальность исследовать — искать перспективные решения.

— Фундаментальную науку — на службу прикладным задачам? — Виктор Олегович добродушно усмехнулся. — Неплохо… Что конкретно вы сможете сделать?

— Наши возможности известны. Я рассчитал оптимальный сценарий акций по спасению страны от катастрофы.

Быстрый переход
Мы в Instagram